Святая Тереза Бенедикта Креста

Святая Тереза Бенедикта Креста
9 августа 1942 года вошла в газовую камеру святая Тереза Бенедикта Креста.


Летом 2004 года я поехала в Освенцим. В тихий польский город, с белыми стволами берез и полосками солнца на дорожках. Чтобы встать и помолиться на том месте, где 9 августа 1942 года вошла в газовую камеру святая Тереза Бенедикта Креста. Помню теплый летний день, залитые солнцем крыши бараков, сочную зелень (эта земля на много лет удобрена прахом погибших), флажки со звездой Давида и красные розы. Там ничто не говорило о ней, в магазине не продавали открытки с ее изображением – только сосв.Максимилианом Марией Кольбе. Она растворилась в страдании своего народа. Монахиня-затворница, она продолжает незримо молиться пред Лицом Господа.

 

Это то, за что она сознательно отдала свою жизнь, глубоко переживая свое призвание еврейки, христианки, монахини. Поступая в монастырь, она не считала, что отрывается от своего народа, напротив, это был ее личный крест - как еврейка она страдала за свой народ, как христианка – разделила муки своего Спасителя.

 

Наверное, надо вернуться еще дальше назад, в 1891 год, когда 12 октября, аккурат в праздник Йом Кипур – День Искупления - в Бреслау, в семье Штайнов родился одиннадцатый ребенок, девочка, получившая имя Эдит. Эдит Штайн.

В Бреслау она закончила школу, посещала Высшие женские курсы, а в 1911 году поступила в Бреславскийуниверситет на отделение Экспериментальной психологии философского факультета. Это – то, что мы видим. Но есть и нечто помимо этих внешних фактов биографии. Уже в семь лет, как позже напишет Эдит, она жила глубокой внутренней жизнью, о которой не умела рассказать. Но в пятнадцать она сознательно перестала молиться, чтобы следующие пятнадцать лет считать себя атеисткой, не оставляя непрестанного поиска истины.

 

В двадцать один год Эдит перевелась в Геттингенскийуниверситет: она познакомилась с трудами основателя феноменологии Гуссерля и решила учиться у него. Там она не только стала лучшей студенткой. Психология, которую она изучала раньше, по ее свидетельству, в те годы не признавала существования души. Теперь же, она оказалась среди еврейский мыслителей: Гуссерля, Райнаха и Шелера, которые тем или иным путем пришли к христианству. Под влиянием Гуссерля девушка начала изучать средневековых схоластов, она прочитала по-древнегермански «Отче наш», и молитва Господня поразила ее.

 

Ей предстояло пройти еще длинный путь до своего обращения. Эдит защитила докторскую диссертацию, она пишет научные труды и преподает. Во время Первой мировой войны, несмотря на резкие возражения матери, девушка в течении полугода была сестрой милосердия в Моравии, в инфекционном госпитале.

 

Летом 1921 года Эдит долго гостила у Хедвиг Конрад-Мартиус. Именно там она однажды взяла в руки Автобиографию св.Терезы Авильской, чтобы прочитать ее, не отрываясь, за ночь, и к утру осознать, что она встретила Истину, которую долго искала. Утром она купила католический катехизис и служебник, а 1 января 1922 года приняла таинство Крещения в церкви св.Мартина вБергцаберне.

 

Она хотела сразу принять постриг, но ее духовник не разрешил. И Эдит на восемь лет удалилась в тихую доминиканскую школу св.Магдалины, расположенную вШпейере. Там она учила студенток, послушниц и монахинь, принимая за это еду, жилье и одежду, которую шили ее сестры, следуя евангельским призывам к бедности, целомудрию и послушанию. Эдит начала изучать трудысв.Фомы Аквинского, осуществив перевод «Об истине» на немецкий язык и сопроводив его феноменологическим комментарием.
14 октября 1933 года – это год, когда в Германии начались гонения на евреев - она поступила в Кармелитский монастырь Марии Царицы мира в Кельне. Ее решение причиняет боль матери, между ней и семьей прошла трещина, но она не чувствовала себя предательницей, осознавая, что вступление в Орден не обеспечивает ей безопасности.

 

Двенадцать лет прошло между ее крещением и поступлением в монастырь. Она была готова оставить ради Иисуса, желая служить людям – и, конечно, своему народу, за который так болело ее сердце – молитвой, но ее духовники не позволили ей, понимая, что ее философские труды имеют большое значение. Я не перечисляю тут названий книг и статей, написанных ей в те годы, при желании, вы сможете их найти. Для меня важнее другое, та преданность Иисусу, готовность идти за ним, в смирении, простоте и послушании, которыми была наполнена Эдит. Обратившись, она начала изучать богословие, для нее не было большей радости, чем говорить о Боге, читать о Боге, думать о Боге – говорить с Ним.

В 1935 году сестра Тереза Бенедикта Креста – таково ее монашеское имя - принесла временные обеты, а в апреле 1938 – вечные. Это было для нее огромным потрясением. В Страстную пятницу она написала стихотворение, посвященное Деве Марии, к которой испытывала глубокую любовь:



 

Сегодня я с Тобой стояла у Креста
  И в ясном озаренье понимала,
  Что только здесь усыновляешь нас
  Ты, Матерь Бога нашего, Мария.
  Земная мать обычно выполняет
  Последнее предначертанье сына.
  Зачем же нам боятся, если Ты
  Рабой Господней стала добровольно,
  И выносила Богочеловека,
  И силою невыносимой муки
  Жизнь обрела для каждого из нас?
  Ты знаешь наши скорби и пороки,
  Но знаешь и небесное сиянье,
  Которым недостойных озаряет
  Любовь и жалость Сына Твоего.
  И потому ведешь нас осторожно
  По узкому и трудному пути.
  А мы, Твои неверные питомцы,
  С которыми Ты подойдешь к Престолу,
  Должны сперва с Тобою постоять
  У страшного голгофского Креста,
  Страданьями своими искупая
  Небесное блаженство и покой
  Для тех, кого Господь препоручил нам.




 

Да-да, она писала и стихи. И пьесы – для развлечения сестер. Ее запомнили как смиренную и скромнуюкармелитку, обладающую огромным чувством юмора, любящую искусство и умственный труд. Настоятельница не позволила – настоятельно повелела – продолжить свою работу.

А сейчас я начну отрывочно перечислять дальнейшие события. Потому что трудно складно писать об этом. Я закрою глаза, а пальцы будут печатать. Конец пути близок.

 

Через полгода после принесения ей Вечных обетов, 9 ноября 1938 года, в «хрустальную ночь», начались еврейские погромы. Сестра Тереза Бенедикта переехала вКармил в Эхте, тихой голландской деревне, где отвечала закатехизацию и преподавала латынь послушницам, а также занималась интеллектуальным и духовным совершенствованием монахинь, выполнявших наставническую работу.

К 1939 году стало ясно, что мир готовится к войне. В конце марта сестра Тереза Бенедикта написала записку Настоятельнице: «Дорогая матушка, прошу Вас разрешить мне принести себя Сердцу Иисуса как искупительную жертву ради истинного мира: когда антихристова власть может быть свергнута, если возможно, без еще одной мировой войны и когда может быть установлен новый порядок. Я прошу об этом сегодня, потому что уже двенадцатый час. Я знаю, что я- ничто, но этого хочет Иисус, и в эти дни Он призовет еще многих к той же самой жертве».

В июне она написала завещание, заканчивая его словами, что с радостью примет смерть, предуготовленную для нее Богом, ради Его славы, святых Сердец Иисуса и Марии, святой Церкви, избавления Германии и всеобщего мира, ради живых и умерших близких.

 

Спустя две недели после начала Второй мировой войныкармелитка пишет эссе «Крест – наша единственная надежда». Она говорит о действенной силе исцеления и утешения, доступной даже монахам, заточенным в монастыре.

 

В 1940 году в Эхт приехала ее сестра Роза, ставшаятерциаркой Кармелитского ордена: из-за вторжения Гитлера в Голландию вступить в Орден она не могла, и стала работать привратницей в монастыре. С 1 сентября 1941 года обеих сестер заставили носить желтые звезды, на которых было написано «еврей», время от времени они должны были являться в гестапо.

 

Настоятельница пыталась спасти монахиню и ее сестру и начала переговоры с Кармилом в Швейцарии, чтобы они смогли выехать из Голландии.

 

В это время сестра Тереза Бенедикта продолжала работать над мистическими произведениями «Пути познания Бога – Дионисий Ареопагит» и «Наука Креста» - исследование жизни, богословия и поэзии св.Иоанна Креста.

 

Еврейка, католичка, философ, монахиня, мистик – она не стремилась к смерти, хотя и была готова к ней. 2 августа 1942 года, в ответ на пастырское послание голландских епископов от 26 июля, в котором те осуждали депортацию евреев и опротестовывали запрет католикам-евреям давать образование детям в католических школах, власти потребовали ареста всех голландских католиков-евреев. Последние слова, которые сказала сестра Тереза Бенедикта Креста Розе были: «Пойдем, ради нашего народа».


 

Когда я начала готовить этот материал, я постаралась отстраниться, переписать основные факты биографиисв.Терезы Бенедикты. А сама вспоминала: когда 15 лет назад я познакомилась с ней, что поразило меня тогда? Что я помню из того моего впечатления? Ночь, когда Эдит провела без сна над Биографией св.Терезы Авильской, которая взяла ее за руку и стала ей Матерью, приведя не только в Католическую Церковь, но и в свой Орден. Еще – очень важное для меня, тогдашней, запавшее в душу - воспоминание св. Терезы Бенедикты о том, что она однажды наблюдала: женщина, проходившая мимо церкви, с сумкой, полной, как кажется моей памяти, продуктов, и зашедшая в храм просто, чтобы помолиться. Это поразило Эдит: что можно иметь такие отношения с Богом, чтобы просто зайти и поговорить с Ним. Не в торжественности Литургии. Не в благочестии праздничного дня. Можно идти с рынка домой и иметь потребность поделиться с Ним проблемами, поблагодарить, просто поздороваться. И третье – ее отъезд в Шпейер. В нем выразилось ее смирение. Готовность отказаться от известности, от яркой научной карьеры ради следования за Тем, Кого она встретила. Ради Истины, Которую она так долго искала и обрела.


Н. Бакина