Проповедь Святейшего Отца Франциска в Воскресенье Божественного Милосердия 27 апреля 2014 года.

Проповедь Святейшего Отца Франциска в Воскресенье Божественного Милосердия 27 апреля 2014 года.

Канонизация Иоанна XXIII и Иоанна Павла II

В центре завершающего Октаву Пасхи воскресенья, которое Иоанн Павел II захотел посвятить Божественному Милосердию, находятся славные раны Христа Воскресшего.
Господь показал их уже в первое явление Апостолам, в вечер дня, следующего за субботой, в день Воскресения. Но в тот вечер с ними не было Фомы; и когда остальные сказали ему, что видели Господа, он ответил, что если не увидит Его ран и не прикоснется к ним, не уверует. Восемь дней спустя, Иисус снова явился в Иерусалимской горнице посреди учеников Своих, и Фома был с ними; Иисус обратился к нему и призвал прикоснуться к ранам. Тогда этот искренний человек, привыкший все проверять сам, пал на колени перед Иисусом и сказал: «Господь мой и Бог мой!» (Ин 20,28).
Раны Иисуса – это соблазн для веры, но это также и проверка веры. Поэтому на Теле Воскресшего Христа раны не исчезают, а пребывают, ибо эти раны – непреложный знак любви Бога к нам, они необходимы для веры в Бога: не чтобы верить в то, что Бог существует, а в то, что Бог есть любовь, милосердие, верность. Святой Петр, вторя пророку Исайе, пишет христианам: «Ранами Его вы исцелились» (1 Петр 2,24; ср. Ис 53,5).

Иоанн XXIII и Иоанн Павел II имели отвагу взирать на раны Иисуса, прикасаться к Его пронзенным рукам и прободенному боку. Они не стыдились плоти Христа, не соблазнились Им, Его Крестом; не устыдились и плоти брата своего (ср. Ис 58,7), ибо в каждом страждущем видели Иисуса. Это были два отважных человека, исполненных дерзновения Святого Духа. Церкви и миру они дали свидетельство благости Бога и Его милосердия.

Они были священниками, епископами и Папами ХХ века, испытали на себе его трагедии, но не дали себя сломить.  Бог в них был сильнее; сильнее была вера в Иисуса Христа, Искупителя человека, Владыку истории; сильнее в них было милосердие Бога, которое явлено в этих пяти ранах; сильнее была материнская близость Марии. 
В этих двух мужах, созерцателях ран Христовых и свидетелях Его милосердия, пребывало «упование живое» вместе с «радостью неизреченною и преславною» (1 Петр 1,3.8). Эту надежду и радость, которые Христос Воскресший дает Своим ученикам, ничто и никто не может отнять. Это пасхальная надежда и радость, прошедшие через горнило совлечения одежд, опустошения, близости к грешникам, до самого конца, до тошноты от горечи этой чаши. Таковы надежда и радость, которую оба святых Папы приняли в дар от Господа Воскресшего, и которой они, в свою очередь, щедро делились с Народом Божьим, принимая от него в ответ вечную признательность.

Этой надеждой и радостью дышала первая община верующих в Иерусалиме, о которой говорится в Деяниях Святых Апостолов (ср Деян 2,42-47). В этой общине переживается самая суть Евангелия, то есть любовь, милосердие, простота и братство.
Таков образ Церкви, который Второй Ватиканский Собор держал перед глазами. Иоанн XXIII и Иоанн Павел II сотрудничали со Святым Духом, чтобы восстановить и обновить первоначальный образ Церкви, который придавали ей святые на протяжении веков. Не забудем, что именно святые ведут Церковь вперед и помогают ей расти. Созывая Собор, Иоанн XXIII проявил чуткое послушание Святому Духу, позволил Ему руководить собой и стал для Церкви пастырем, ведóмым проводником. Это стало его великим служением Церкви, он соделался Папой послушания Святому Духу.
В служении Народу Божию Иоанн Павел II стал Папой семьи.  Он сам однажды сказал о себе, что хочет остаться в памяти как Папа семьи. Мне нравится подчеркивать это ныне, когда мы следуем по пути подготовки Синода о семье вместе с семьями; на этом пути Иоанн Павел II с неба несомненно сопровождает нас и поддерживает.
Пусть оба новых святых Пастыря Народа Божия будут заступниками за Церковь, чтобы в течение этих двух лет синодального пути она была покорна Святому Духу в пастырском служении семьям. Пусть оба святых научат нас не соблазняться ранами Христа, но погружаться в тайну милосердия Божия, которое всегда надеется, всегда прощает, всегда любит.
Перевод: Юлия Иванова