О фильме “Сорняк”

28. Октябрь 2011

Культура, Кино. Автор: Евгений Мартынович

О фильме “Сорняк”

Под упоительные звуки джаза среди великолепных декораций Санкт-Петербурга зимой и летом едет по городу на стареньком велосипеде элегантный господин в шляпе. Зовут его Геннадий Гольштейн. Он известный джазмен и, я полагаю, счастливый человек.

sorn


Счастливый потому, что всю жизнь занимался любимым делом - музыкой. Именно с него начинают свой фильм Максим Якубсон и Ольга Цехновицер. Фильм, рассказывающий об удивительных судьбах четырёх ленинградцев - Георгия Фридмана, Родиона Гудзенко, Геннадия Гольштейна и Константина Носова, родившихся в тридцатые и взрослевших в пятидесятые.

Сейчас уже трудно даже представить советскую атмосферу пятидесятых годов. Атмосферу нетерпимости, страха, стукачества, насилия и серости. Серости и в прямом значении - по улицам города спешили тогда люди одетые во все оттенки асфальта. Выделиться даже своим внешним видом было вызовом обществу. Люди, о которых рассказывает картина, имели мужество и своим внешним видом, и образом жизни эпатировать окружающий их мир.


gol


Каждый мыслящий человек неизбежно рано или поздно приходил к осознанию лжи и несвободы, царящих тогда в стране. Каждому приходилось делать свой выбор - принимать отупляющую советскую систему или оставаться свободным. Герои фильма, тоже сделали свой выбор. Родион Гудзенко нашёл свою свободу в живописи. Советская система не терпела инакомыслия и жестоко рассчиталась с ним - он получил шесть лет лагерей “за антисоветскую агитацию и пропаганду”. Вся “антисоветчина” художника заключалась во встречах с иностранными ценителями его картин и в желании побывать в Париже. В заключении Родион Степанович принял таинство крещения от литовского католического священника о. Альгирдаса. Вернувшись домой, Гудзенко стал апостолом и для своих друзей.


fridm


Три других героя фильма нашли свою свободу в джазе. Свинг, синкопы и импровизация невозможны без внутреннего раскрепощения. Вот, что говорит о джазе Геннадий Гольштейн: ” …Это было свободное дело свободных людей. Помню, как я слушал пластинки Глена Миллера - это был другой мир, звуки другой жизни! Американское общество казалось нам запредельной мечтой. Глен Миллер и Дюк Эллингтон с их дивным зарядом света помогали нам эту свободу услышать”. Для нескольких поколений наших соотечественников голосом свободы был бархатный баритон Уилисса Кановера, ведущего джазовые программы на “Голосе Америки”. Мы увидим в фильме, как через много лет Геннадий Львович сможет добраться до Нью-Йорка, чтобы помолиться на могилах своих кумиров. Он привезёт оттуда в свой город горсть американской земли и посадит в Санкт-Петербурге деревья в честь своих любимых джазменов.


fridm2


“Сорняк” - так назывался фельетон в ленинградской молодёжной газете “Смена” о Жорже Фридмане, известном тогда многим ленинградским “стилягам”. Джаз был также и полулегальным протестом тупому режиму, старавшемуся жёстко контролировать всю духовную и культурную жизнь страны. “Сегодня он играет джаз, а завтра Родину продаст” - это сейчас смешно, а в те времена звучало угрожающе. “Туманным человеком” назвал Фридмана следователь КГБ. Чтобы не получить обвинения в тунеядстве (вспомните Иосифа Бродского), Фридман, Гольштейн и Носов, влились в оркестр Вайнштейна и своим талантом сделали его одним из самых известных джазовых коллективов СССР.

Рано ушедший из жизни трубач Константин Носов прославился в ленинградском ансамбле-квинтете Гольштейна- Носова. Это был горячий импровизатор, фанатично преданный трубе. Рассказывают как на сейшнах прервать его соло можно было только одним способом - схватить за брючину и стащить со сцены. Аристократичные манеры, фетровая шляпа и трубка - таким он запечатлелся в памяти друзей. Эмигрировал из СССР в Болгарию, писал товарищам грустные письма, посещал православную церковь.


jazz


Петербуржцы Максим Якубсон (режиссёр и сценарист, ученик Хуциева) и Ольга Цехновицер ( драматург, режиссер, либреттист) поэтично и с любовью рассказывают о своих героях. Крутится колесо велосипеда, вертится виниловый диск грампластинки, бежит колесо времени…Со старых фотографий беззаботно смотрят с экрана смеющиеся юноши, не ведая о своём будущем. А мы уже знаем, что Георгий Фридман через духовные кризисы придёт к Богу и станет католическим священником. Геннадий Гольштейн будет не только прославленным джазменом и преподавателем по классу саксофона музыкального училища им. М. П. Мусоргского, но и создателем ансамбля старинной музыки “Pro Аnima”. Сейчас католик Геннадий причащается у отца Георгия, своего бывшего джазового наставника…Прекрасная авторская находка - текст за кадром читает “народный джазмен СССР” Игорь Скляр, герой популярнейшего фильма “Мы из джаза”. На мой взгляд “Сорняк” - это очень красивая и лиричная повесть о людях, которым удалось не изменить идеалам своей юности. Иосиф Бродский говорил, что в стройных перспективах нашего города особенно заметна всякая лажа. Героям фильма удалось прожить жизнь без фальшивых нот. Послушайте, что говорит Геннадий Гольштейн: “Музыка -это теоретическая возможность счастья на земле … И музыканты - это некие мечтатели, поскольку музыка это стремление к совершенству”.


Евгений Мартынович

Комментировать

Для этой записи комментирование недоступно.