Петербург святой Урсулы Ледуховской

29. Май 2013

Приход, История прихода, De urbe et orbe, Католики в России, Сев-Зап деканат. Автор: Станислав Козлов-Струтинский

Петербург святой Урсулы Ледуховской
    На самом деле, мы довольно мало знаем о петербургском периоде жизни святой Урсулы. Это объяснимо: мемуаристкам – воспитанницам школы круг знакомств и светская жизнь директрисы были неведомы, рядовые сестры и воспитательницы, в отличие от графини Юлии Ледуховской, не могли быть приняты в тех же кругах, позднейшие зарубежные исследователи не представляли себе российский, петербургский или финляндский контекст, окружавший матушку Урсулу на протяжении всех семи лет ее пребывания в Российской империи. Так и получилось, что многие вопросы о петербургской жизни святой еще ждут своих ответов. Мы постараемся для начала обозначить их, в надежде, быть может, пробудить интерес к их дальнейшему изучению.


    Известно, что Урсула (Юлия) Ледуховская прибыла в Петербург для участия в образовательной, как бы мы сейчас сказали, программе прихода святой Екатерины, в 1907 году. Она поселилась в квартире N 70 дома 32 по Невскому проспекту и приняла руководство школой для девочек. И тут сразу же начинаются вопросы. Дом 32 – это не только лицевой флигель на Невском, это весь левый край церковного квартала, до Итальянской улицы, и где в нем находилась квартира номер 70? Вероятнее всего, все-таки во дворе, там же, где и сама школа. Школа, кстати говоря, была «элементарной» (начальной) и профессиональной, то есть предназначалась для неимущих пансионерок, которых обучали навыкам кройки, шитья и вышивки. Школа постоянно испытывала дефицит в средствах. Известны имена благотворителей, поддерживавших ее материально, и естественно предположить, что святая Урсула могла бывать у членов Государственного Совета по выбору графа Александра Иосифовича Тышкевича (Спасская, дом 8) и Викентия Альфонсовича Поклевского-Козелл (Новоисаакиевская, дом 4), а также у депутата Государственной Думы графа Иосифа Альфредовича Потоцкого.


    Наверняка у святой Урсулы был свой круг общения и кроме просьб о помощи для ее школы и общин, но мы ничего о нем не знаем. Известные слова, сказанные на аудиенции премьер-министром Столыпиным, доказывают, что графиня Юлия Ледуховская была принята в петербургском высшем свете. Интересно было бы узнать, с кем у святой Урсулы сложились отношения, кто мог стать ей близок, коль скоро ее монашество не было секретом.


    В конце 1910 г. чиновник Департамента духовных дел иностранных исповедений МВД В.И.Тяжельников, которому была поручена инспекция католических приходов Москвы и Петербурга в связи с польско-литовским конфликтом и деятельностью русских католиков, подал рапорт, в котором был подтвержден нелегальный характер пансиона, заведенного святой Урсулой (поскольку ни настоятель, ни она сама не получали разрешения властей на его открытие). В это время при пансионе трудились 8 воспитательниц. В 1911 г. в МВД поступили сведения о том, что при пансионате, на квартире матушки Ледуховской, постоянно нелегально проживают еще четыре молодых женщины.


    В некоторых источниках упоминалась связь святой Урсулы Ледуховской с часовней и приютом на Большой Разночинной улице, дом 13-15, но на поверку оказывается, что матушка Урсула, скорее всего, не имела отношения к этому адресу.


    В 1907-1908 гг. приход Св. Екатерины приобрел имение «Паавон лепо» (станция Местеръярви) Уусикирккской волости Выборгской губернии Великого княжества Финляндского. В 1909 г. мать Урсула Ледуховская открыла в новом, специально построенном здании в Сортавале (так называлась деревня, к которой принадлежала земля имения) подобие тайного новициата и школу (из двух классов). В 1910 году в здании устроили часовню и квартиру для священника (тогда же прибыли и первые 10-15 детей).


    В письме своей родной сестре, блаженной Марии Терезе Ледуховской, мать Урсула еще в 1909 году писала, что в Петербурге она полностью зависит от настоятеля и учителей гимназии. Уже к 1910 году она окончательно перебирается в Финляндию, формально оставаясь директрисой пансиона в приходе.


    Из донесения Финляндского генерал-губернатора в МВД от 18.09.1911 г. известно, что преподавательницами школы в Сортавале в это время была Алина Заборовская, а после ее отъезда – Александра Артышевская и Станислава Римша [по другим сведениям первых двух звали Алиной Заборской  и Юзефой Артишевской - прим. ред.]. По словам чиновника, при пансионате, который Урсула назвала Мерентяхти (т.е. «Звезда моря») постоянно проживали дети и «интеллигентные женщины римско-католического исповедания, вполне обеспеченные в материальном отношении… всем проживающим на даче запрещено вступать в разговоры с посторонними лицами…» Более подробные данные о числе жителей «дачи» свидетельствуют, что в Сортавале в то время находилось около 150 женщин и детей 15 лет и старше (из которых 35 были «своекоштными» (то есть, оплачивавшими свое обучение) и 15 содержались на иждивении графини Ледуховской), обучением и воспитанием которых занимались 3 учительницы. По сведениям МВД, в пансионат был также принят один финский ребенок из соседней деревни Тойвола. Сама матушка Урсула изучала здесь финский язык под руководством сестры отца Адольфа Карлинга.


    12 сентября 1914 г. мать Урсула, как подданная вступившей в войну с Россией Австро-Венгрии, покинула Россию (сама она еще 24 июля выехала из Сортавалы в Санкт-Петербург). После революции 1917 г. в Мерентяхти еще некоторое время оставались две сестры.


    Местоположение финской Сортавалы сегодня определяется весьма условно. Старинные фотографии показывают здание пансионата, статую Матери Божией, детей и воспитательниц на берегу залива, но не общий вид деревни или береговой линии. Прошло сто лет, минуло две войны, и сегодняшний пейзаж не похож на тот, что видел святую Урсулу. На старой советской карте военного времени нечто обозначено крестом на морском берегу. Может, это и есть уже давно проданный дом сестер-урсулинок?


    Мы можем спросить себя: «А так ли надо знать точные места?» Наверное, не обязательно, хотя и очень хочется. Если когда-нибудь мы сможем посмотреть в окна квартиры номер 70 дома 32 по Невскому проспекту, если мы сможем прикоснуться к камням гранитного фундамента дома «Звезды Моря», то обретем еще одну реликвию святой, жившей рядом с нами.


Станислав Козлов-Струтинский

Иллюстрации:
Герб графини Юлии Ледуховской (рис. М. Медведева)
Вид двора церкви святой Екатерины, в котором находилась школа для девочек (рис. из книги “Historia Kongregacji Sióstr Urszulanek Serca Jezusa Konającego”).
Карта Генштаба Красной Армии, 1941 г.

См. также: Дом святой Урсулы в Мерентехти

>