Лилия, метла и промокший плащ

Лилия, метла и промокший плащ
Рай.  Глубоко синее небо. Аккуратно подстриженные кущи. Серебряная оградка, на ней висит картонка с надписью. При ближайшем рассмотрении оказывается, что надпись, выведенная аккуратным готическим шрифтом, гласит:
«ОП сбор тут»

 


Вдалеке раздаются шаги и доносится шарканье метлы.
Из двух противоположных  кущей выходят св. Доминик и св. Мартин Поррес. Св. Мартин подметает метлой  без того чистый пол.
Св. Доминик, строго:
- Мартин, отдай метлу.
Св. Мартин, радостно, как и положено святому:
- Не отдам!
Св. Доминик:
- Мааартин! Брат Мартин! Ты, как всегда, нарушаешь порядок! Здесь же рай! Ты и так всю жизнь подметал перед белыми. Отдай метлу! Я, как-никак, основатель Ордена!
Спор двух святых внезапно прерывается шумом прибоя и воем ветра. Издалека доносится голос с легким немецким акцентом:
- Эй, там, на берегу!!
Св. Доминик:
- Брат Иордан!
Появляется блаж. Иордан Саксонский, мокрый до нитки, снимает капу и отжимает ее. Образуется лужа, которую св. Мартин тотчас же вытирает шваброй.
Св. Доминик,  раскрывая объятия:
- Брат, выплыл?
Блаж. Иордан, удовлетворенно:
- Неа, не выплыл. Если бы выплыл, я бы еще долго тут не появился. Одно дело - проповедовать юным студентам, и совсем другое – управлять Орденом. Тут и без святости остаться недолго. Но, в общем, было весело. Знаешь, а как мы открывали твою могилу… О, fantastisch, такая история, сейчас расскажу.
Блаж. Иордан уводит было св. Доминика в сторону, но тут снова раздается шум волн. Братья вглядываются в фигуру серфингиста, который лихо разворачивается прямо перед табличкой на райской ограде. Св. Яцек Одровонж раскланивается и отжимает капу, служившую ему доской для серфинга. Св. Мартин немедленно вытирает лужу шваброй.
Св. Яцек:
- Эх, брат Иордан, что ты понимаешь в водной стихии. У нас, на востоке, говорят: «Язык до Киева доведет». Но если не научишься переправляться через реки, будешь не миссионером, а сразу мучеником.  А вот, кстати, и Петр!
Появляется св. Петр Мученик.
Св. Петр Мученик:
- Я не один, я по дороге сюда сопровождал две группы, они сейчас придут. Братья из Нагасаки пошли делать фотографии с местными, а братья из Сандомежа дают мастер-класс по исполнению Salve, Regina.
Беседа братьев прерывается визгом и женским хохотом из-за калитки. Входят блаж. Цецилия, Амата, Диана д’Андало (подмигивает блаж. Иордану, тот густо краснеет), св. Екатерина Риччи и блаж. Здислава Моравская.
Вошедшие, хором:
- Здравствуйте, братья! Мы пришли вам мешать!
Св. Доминик, куртуазно целуя руку блаж. Здиславе:
- Что Вы, что Вы, любезная донна. Кто бы давал нам вдохновение и молитву, если бы не сестры…  и… (мечтательно принюхивается) вкусные обеды и кров, если бы не светские сестры и братья!
Блаж. Здислава польщено улыбается. Теперь все видят, что в руке она держит корзину с пирожками.
Св. Петр Мученик, с набитым ртом:
- Кстати, сестры, а где вы потеряли св. Екатерину Сиенскую?
Блаж. Диана, не забывая одновременно кормить блаж. Иордана пирожком:
- О, любезный брат, не волнуйтесь. Она по дороге сюда буквально столкнулась со св. Пием V, и очень обрадовалась, потому что встретила Папу, которого не надо воспитывать. Они идут сюда, только очень медленно - обсуждают актуальные проблемы папской власти. А потом Его святейшество обещал научить св. Екатерину играть в морской бой. Вы знаете, у него большой опыт.
Внезапно все оборачиваются, так как общая гармония нарушается скрежетом калитки. Сквозь изящную ограду пытается протиснуться св. Фома Аквинский. Сзади его подталкивает св. Альберт Великий, а спереди тянет св. Раймунд Пеньяфортский.
Св. Альберт:
- Ну, мальчик мой, ты стал слишком масштабен.
Св. Раймунд:
- И корпус твой.. пространен…
Наконец св. Фому удается втолкнуть в калитку. Из-под его капы начинают вываливаться свитки и книги в большом количестве. Св. Фома какое-то время в молчании разбирает груду, вручает часть книг св. Раймунду.
- Брат Раймунд, это твое. А это, учитель, твое, да, камни и сухая саламандра тоже. Держи. Не зря же я все это сюда тащил. Или зря… Как-то в приватной беседе Господь обещал мне полноту знания на Небесах. Так что сыграть с вами в «Что, где, когда» уже не получится.
В глубине кущ слышна возня, шум, крики «Мартин, отдай метлу!» и «Кто здесь, в конце концов, женщина?». Наконец появляется св. Маргарита Венгерская, корона набекрень, в руках она победно сжимает метлу и немедленно начинает подметать. Следом плетется св. Мартин, которого отставили без дела.
Св. Мартин, со вздохом:
- Ну что ж. Мне вовсе не жаль отдать метлу сестре Маргарите. Если она ей нравится. И все же… Вот отец Доминик стоит с лилией. Св. Петр – с окровавленным топором. Св. Фома с книжкой. А я? Я остался без атрибута! Интересно, что если сейчас я попрошу моих милых мышек проверить, как у сестры Маргариты продвигается уборка?
Пока св. Мартин пытается вернуть метлу, из-за кущей одно за другим  поднимаются колечки сизого дыма.
Св. Альберт:
- Вот уж не думал, что в раю пустили локомотив. (Задумчиво.) Каким же видом небесной энергии движима сия махина и какого рода минералы… Брат Фома, какие аргументы ты бы выдвинул относительно кольцеобразности дыма….?
Св. Доминик  одобряюще похлопывает св. Альберта по плечу:
- Успокойтесь, магистр Альберт, это не локомотив, это Фрассати. Точнее, он и его любимая трубка. Когда-то на образках трубку благочестиво замазывали, поэтому сейчас он от нее точно не откажется.


Толпа братьев, сестер и мирян перед табличкой «ОП сбор тут»  становится все больше и больше. Смех, объятия, возгласы «Я знал, что ты тоже будешь здесь!» сливаются в радостную нежную музыку. Наконец, раздается знакомый всем голос:
- А теперь, братья, прошу всех к столу. Как Я рад, что вы со Мной.


trybunalska


Синий занавес скрывает от зрителей черно-белую процессию входящих на вечную трапезу Господню. Теперь становится понятно: это была вовсе не мерцающая небесная твердь, а синий плащ Богородицы, укрывающей братьев и сестер Ордена Проповедников.


А. Паламарчук