III Общеепархиальная пастырская конференция: итоги дискуссионных групп

III Общеепархиальная пастырская конференция: итоги дискуссионных групп


В последний день работы III Общеепархиальной пастырской конференции подводились итоги обсуждений в группах. Из шестерых модераторов этих групп трое связаны с нашим приходом.


Отец Иакинф Дестивель OP, настоятель нашего прихода и декан Северо-Западного региона архиепархии

        Я хотел бы представить вашему вниманию некоторые результаты размышлений четвертой группы, в которой я имел честь быть модератором. Наша группа состояла из 16 человек, и я пользуюсь случаем поблагодарить каждого из них за возможность совместно обсуждать такую важную тему. Приятно отметить, что дискуссия в нашей группе показала большой интерес и внимание участников к прочитанным на конференции докладам в частности, и вообще к проблематике того, что одни из нас называли «ролью» или «местом» мирян в Церкви, а другие – «мирянским призванием». 


        Я бы хотел кратко перечислить три или четыре пункта из того, о чем мы говорили, а затем попытаться обобщить высказанные участниками предложения.


        Во-первых, мы обсуждали само название нашей встречи, ибо всегда важно сперва договориться о терминах. Во фразе «Роль мирян в жизни Церкви» можно говорить о каждом слове. И каждое из них можно понимать по-разному. Слово «роль» напоминает о какой-то функции, и, на самом деле, его можно заменить словами «место» или «миссия» мирян. Даже незаменимое слово «Церковь» в данном контексте нуждается в уточнении смысла. И ветхозаветный кагал, и экклесия, и convocatio – это не институция, а общность, собрание всех призванных. Главное в Церкви – призвание Богом Своего народа, так что миряне сами по себе, как призванные, – уже Церковь. «Миряне» – тоже неудачное, хоть и освященное традицией, слово. Христиане, коль скоро они крещены, уже не от мира, так что они уже не миряне в собственном смысле, они по ту же сторону, что и все прочие члены Церкви. В заключение этих размышлений о названии некоторые из нас отметили, что мы больше, на самом деле, говорили о роли Церкви в жизни мирян, чем о роли мирян в жизни Церкви.


        Вторая из идей, ставших полем нашего обсуждения – понимание основы призвания мирян, лежащей в их Крещении. II Ватиканский собор напомнил нам об этом, говоря, что именно Крещение приобщает каждого из членов общины Церкви к призванию христианина – уделу в пророческом, царском и священническом служении Христа. В этом состоит суть призвания мирянина, впрочем, как и любого христианина вообще. И это призвание есть ни что иное, как призвание к святости. Основа и источник всего этого пути находится в Крещении. Известно, что Папа Пий XI как-то сказал, что самый важный день его жизни – это день его Крещения. Из общности Крещения как основы призвания проистекает необходимость стремления к святости прежде и именно на месте бытия каждого человека, там, где он живет, работает, в семье. Стремление к святости – это не бегство от жизни в здание храма. Много мы в нашей группе говорили и о профессионализме. Хорошо делать свою работу – одна из добродетелей, малых по названию, но не по значению. Честность, благодарность, вежливость – вот с чего, а не с ежедневного чтения целиком молитвенника, начинается человеческий путь мирянина к возвещению Евангелия. Ну и, разумеется, настоящая «Малая Церковь» – это семья, в которой каждый из членов имеет свое призвание.


        Третья идея – через все эти размышления, как ни странно, – возвращает нас к разговору о призвании священника, призвании духовенства. Как священник может помочь мирянам осознать свое место в Церкви? Во-первых, он может помогать найти свое призвание, дать возможность проявить свои особые таланты. Священник, при условии собственной достаточной зрелости, помогает прихожанам достигать зрелости и дает им необходимую свободу в реализации их призвания. При этом важно соблюдение принципа субсидиарности, особенно на приходском уровне. Многие вопросы могут быть решаемы на более низком уровне, и священник призван не бояться ответственности мирян. Священники также должны быть воспитаны в любви и знании истории своей общины и поместной Церкви, чтобы в этой же любви воспитывать мирян. А иногда ведущая роль в этом процессе отводится как раз мирянам. Важно также истинное, а не формальное понимание единства Церкви, когда основой, если можно так выразиться, самосознания мирян становится, с одной стороны, не бояться быть католиком, а, с другой - не замыкаться в себе и развивать братское общение с православными.


        Так, незаметно, мы переходим к некоторым нашим предложениям. Во-первых, необходимо развивать в разных измерениях то призвание, которое дано мирянам в Крещении. Например, часть царского достоинства мирян – это их участие в приходском или экономическом совете, если и когда они действительно влияют на жизнь общины.


        Священническое достоинство мирян, прежде всего, должно быть явлено через их участие в Литургии, о чем так подробно в своем докладе говорил отец Николай. Чтобы Литургия действительно совершалась при помощи мирян, необходимо развивать институты аколитов и чтецов. Также важно участие мирян в окормлении тех, кто не может быть на Мессе, дежурство в храмах и другие служения.


        Катехизация – наверное, главный из аспектов пророческого служения мирян, которые незаменимы как катехизаторы и восприемники.


        Но, кроме этих трех классических измерений призвания, мы в нашей группе также подчеркивали важность образования лидеров в наших общинах. Очень важно, чтобы из мирян избирались ответственные, особенно в отдаленных приходах и пастырских пунктах, чтобы верные могли самостоятельно собираться даже без священника, чтобы они могли созидать церковное общение. Для всех перечисленных выше целей полезно было бы шире открыть возможности для работы различных мирянских движений, огромный опыт которых сможет во многом ответить на наши вопросы и нужды.


Отец Юрий Дорогин OP, викарий нашего прихода

        В нашей группе мы попытались сосредоточиться на фактах, на опыте наших очень различных приходов и назвать то, что есть положительного и отрицательного.


        Констатация факта: миряне хотят быть активными, но очень часто не могут в одиночку реализовать свою активность. Поэтому они ищут в приходе или вне его какие-то группы и движения, которые помогли бы им углубить и упорядочить свою духовную жизнь через следование каким-то уставам и предписаниям. Также важным является свидетельство тех монашеских общин, которые окормляют приходы. Не тайна, что наибольшую активность хотят проявлять неофиты, для которых очень важно свидетельство христианской жизни тех людей, с которыми они здесь встречаются.


        Проблема клерикализации. Тут можно выделить два аспекта: во-первых, это активность внутри прихода. Действительно, иногда это проблема нереализованных амбиций в миру. Но с другой стороны это хорошо, потому что именно эти люди заботятся о содержании и украшении храма, проявляют свою активность в молитвенных и каритативных группах. С другой стороны, клерикализация носит негативный характер, когда миряне пытаются заменить собой священника и диктовать ему, что он должен делать или не должен. Это проистекает из христианской и человеческой незрелости, когда в священнике видят некоего идола, которому служат, а с другой стороны хотят сами занять его место. Люди, недавно пришедшие в храм, часто видят в священнике или сестрах именно такого идола без изъяна и упрека, а когда видят, как те проявляют человеческие слабости, пытаются этого идола свергнуть и уничтожить. Еще одно проявление негативной клерикализации - это когда приходской совет диктует священнику, что и как нужно делать. Лекарством должна быть зрелость священника – человеческая и духовная. Он должен быть лидером, тем, кто вдохновляет и поощряет, а не «зарубает» инициативы, происходящие от мирян, но одновременно держать эти инициативы под контролем и направлять.


        Наличие разных групп в приходе создает возможности для возрастания мирян – в частности, были упомянуты «Матери в молитве» и «Домашняя церковь», – а с другой стороны это помогает выйти за пределы храма в мир, где миряне и должны реализоваться по преимуществу, хотя и не только.


        Вывод был такой, что очень важно взаимное доверие между духовенством и мирянами, мудрое умение подчиняться и служить. В конце было отмечено, что среди докладчиков были только мужчины, и опять же – не было «чистокровных» мирян: все-таки это были миряне посвященной жизни. Хотелось бы, чтобы был услышан голос, во-первых, женщин, и, во-вторых, людей, которые не принадлежат к каким-то специальным движениям.


Отец Евгений Гейнрихс OP, настоятель нашего прихода в 1991-2002 гг., сейчас - настоятель прихода Божьей Матери, иконы «Неустанная помощь» г. Петрозаводска

        Наша группа, я думаю, может полностью солидаризироваться с той прекрасной систематизацией, которую представил отец Януш. Все отметили высокий уровень докладчиков и ясность докладов. Хотя возникали шутливые вопросы – можно ли мирян-докладчиков в полном смысле слова считать мирянами? Поскольку все-таки это люди посвященной жизни.


        Мне бы хотелось отметить несколько ярких образов, которые могут помочь понять предмет нашего обсуждения. Сестра Тереза уподобила приходскую общину оркестру. Это очень точный образ, потому что есть дирижер, и есть разные группы – смычковые, духовые. Исполнительское мастерство достигается посредством проб и ошибок во взаимном сотрудничестве. Дирижер никогда не создаст хороший оркестр, если не будет уважать своих оркестрантов. Он поневоле должен считаться с их талантом и возможностями. Отец Хосе назвал это словом «взаимоответственность»: священник, как руководитель, наделяет ответственностью мирян, но вместе с тем не забывает о том, что за свой приход перед епископом и перед Богом отвечает он. Поэтому руководство должно быть деликатным, исполненным доверия и по возможности незаметным. Человек не должен быть уязвляем в своих попытках что-то сделать, как-то послужить, он должен поощряться. Задача священника – всегда найти нечто положительное, даже если есть (не злостные) ошибки.


        Обращалось внимание на необходимость личностной зрелости священника, которая должна предупреждать зрелость мирянина. Потому что, если слепой поведет слепого, – мы знаем, чем это кончается. В некоторых случаях, правда, ничем это особым не кончится, пока оба не упадут от усталости – когда слепой ведет слепого по дну ямы.


        Полезно разделять Церковь верующих от «церкви неверующих». Не канонически, конечно, но мы должны понимать, что мы в нашей католической общине имеем среди крещенных мирян Церковь верующих, которые хотят жить в Церкви, и, если нет выраженной общинной жизни, то они по ней тоскуют, желают, просят священников. Или стесняются просить, но как-то об этом думают. И есть – это не обязательно, и даже наверняка не следствие советского прошлого – сезонные христиане, то есть клиентское отношение к Церкви: я пришел, сделал заказ, как в сапожную мастерскую или химчистку, заплатил деньги. И кажется, что все порядке: я нечто с трудом осознаваемое выполнил и как-то себя обезопасил. Нужно это осознавать, и из этой «церкви неверующих» примером Церкви верующих вовлекать все новых членов, потому что понятно, что наша епархиальная община несет ответственность за всех католиков. Даже и за всех христиан, если говорить шире, но это особый вопрос.


        Необходимо, чтобы сосуществовали вместе разные модели – традиционная модель, назовем ее клерикальной, и для многих людей это единственный путь – для пожилых, немощных, для тех, кто не знает, как еще реализовать свое христианское призвание. Но для молодежи это, конечно, не путь – и здесь должна быть творческая работа священника, и епископа, и различных епархиальных консультативных органов.


        Не следует забывать, что миряне – это люди посвященной жизни: в ином смысле, чем люди институтов посвященной жизни, но Крещение включает нас в посвящение всей нашей жизни Христу, и нельзя лишать людей этого достоинства.


        Еще несколько слов мне хотелось бы сказать о важности ответственного отношения к словам, которые мы употребляем – это помогло бы нам избежать многих досадных, а иногда и трагических ошибок. Слова, которые мы с легкостью употребляем, не думаем об их значении. Слово «храм» постоянно здесь звучит, но часто ли мы вспоминаем о  том, что Храм в религии живого Бога прекратил свое существование в 70 году первого тысячелетия, разрушенный и сожженный войсками императора Тита Флавия. Храм – это место обитания Бога, храм – это место, где приносится жертва. Но когда мы освящаем наше церковное здание, мы говорим чаще в посвятительных молитвах о «Доме Церкви» – то есть это стены, которые позволяют собираться Церкви. Мне очень понравились чьи-то слова: не мы приходим в церковное здание, потому что там живет Христос, а Христос приходит туда, потому что там есть мы. Нужно внимательно относиться к изначальному, евангельскому смыслу тех слов, которые мы произносим. Иначе начинается раскручивание ветхозаветной модели. Мы путаемся там, где сами могли бы этой путаницы избежать. Мне хотелось бы привести слова русского богослова, который сказал, что в отличие от ислама, и даже в значительной степени в отличие от иудаизма, христианство не религия Книги, а религия Слова, и Слова Воплощенного. И наша задача – каждому на своем месте стать буквой в этом слове.


Тексты этих и остальных выступлений в заключительный день работы Третьей общеепархиальной пастырской конференции (21-24 мая 2013 г.) доступны по ссылке

Фото Натальи Гилевой
Благодарим Информационную службу Архиепархии за предоставленные материалы