Семь фотографий с отцом Юрием Дорогиным

25. Июнь 2013

Приход, События, Пастыри, De urbe et orbe, Доминиканцы, Мультимедиа, Фото. Автор: Евгений Мартынович

Семь фотографий с отцом Юрием Дорогиным
Красивый юбилей отмечает отец Юрий Дорогин – 50 лет. Двадцать с лишним лет назад Юра сделал выбор и  посвятил свою жизнь Богу. Какой подарок можно сделать монаху нищенствующего Ордена Проповедников, ведь он и своего-то ничего не имеет? Подарю я ему несколько не отснятых фотографий, существующих только в моей памяти.


Первый снимок я сделаю в католической церкви Лурдской Богоматери, что в Ковенском переулке. Там я впервые увидел молодого человека, сидящего в первом ряду с правой стороны от алтаря напротив фигурки святого Антония. Он приходил задолго до воскресной Мессы и вместе с набожными старушками молился по-польски. Молитвенников на русском языке тогда не было и в помине. Затёртые молитвенники на польском передавались от бабушек либо тайком привозились из Польши редкими туристами. Молитвы переписывались вручную. Мне довелось держать в руках такую книжицу со сшитыми рукописными листиками, где польские слова записаны кириллицей. Потом я узнал, что Юра самостоятельно выучил польский язык, чтобы понимать польские тексты.

Нечасто можно было увидеть юное лицо в церкви в те времена. Мы познакомились. Тогда люди не очень охотно открывались первым встречным: память о гонениях крепко сидела в головах у многих прихожан, да и в восьмидесятые могли донести на активных христиан. – И тогда жди неприятностей на работе. Юра был открытым и общительным человеком (каким, впрочем, и остался). Работал он в то время фельдшером на «скорой помощи». Труд не легкий, а частенько и опасный – особенно когда имеешь дело с пьяными или психически больными людьми. Я думаю, тот опыт встреч со множеством разных людей в тяжёлых ситуациях пригодились отцу Юрию в его пастырской работе. На Ковенском мы встречались довольно часто. Юра участвовал в уборках храма; чем мог, помогал священнику: ремонтировал старую мебель, например. Прихожанки церкви на Ковенском, которых, как и сейчас, было больше, чем прихожан, любили его. Итак, первый снимок мы выстроим так: юный Юрий Дорогин среди добрых богомольных старушек молится в интерьере церкви Лурдской Богоматери.

***
Второй снимок я обязательно сделал бы с Юриной мамой. Очень добрый человек, Вера Ильинична любила своего единственного сына какой-то глубокой и мудрой любовью. Она приняла его решение стать монахом, понимая, что у неё не будет внуков, что Юру могут отправить куда-нибудь очень далеко от неё. Нелёгкой была для Веры Ильиничны многолетняя разлука с сыном, пока он учился в Польше, а затем служил в Крыму и других приходах на Украине. Как же она радовалась, когда отца Юрия перевели служить в Санкт-Петербург! Она сидела в первом ряду нашей церкви напротив амвона и слушала проповеди сына. Вера Ильинична говорила, что Юра уже в пять лет хотел быть священником. Юрина мама умела вкусно готовить, я с радостью принимал её приглашения придти в гости. Итак, сделаем эту фотографию прямо за её хлебосольным столом:– Юра сидит, обнявшись с мамой. Веру Ильиничну даже не нужно просить улыбнуться в камеру – на её лице всегда светилась улыбка.

***
Третью фотографию мы постараемся сделать в подвальном помещении красного уголка ЖЭКа на Старо-Невском. Здесь работал сантехником Лев Струков (ныне греко-католический священник). Он раздобыл ключ от подвала, и там иногда собиралась наша немногочисленная группа молодых христиан. Бывали там католики, и православные, и протестанты, заглядывали и просто ищущие Бога люди. Мы снимем Юру во время его первой лекции, посвящённой поведению верных во время Святой Мессы. Я думаю, для всех пришедших тема была очень интересна. Единственный тогда священник на Ковенском в будние дни служил так называемую «тихую мессу». Многие прихожане просто не знали, что происходит в алтаре, и читали индивидуальные молитвы. «Эка невидаль, – скажет нынешний читатель, – посидел в читальном зале, порылся в книгах, и лекция готова». Но религиозных книг на русском языке в те времена вы не смогли бы получить в библиотеке. Даже Библию из спецхрана вам выдали бы только для научной работы по предъявлении справок. Мы собирали христианскую информацию из атеистической литературы и из редких изданных до революции книг. Где Юра находил материал для доклада, трудно представить. Итак, внимание – снимаю: полутёмный подвал и Юра в окружении молодых людей и девушек с горящими глазами.

***
Четвёртый снимок я хочу сделать на фоне Ясногурского монастыря в Ченстохове. В 1991 году отец Людвик Вишневский привёл туда двухтысячную группу паломников из Санкт-Петербурга. Юра был одним из главных помощников отца Людвика: оформлял документы, подготавливал ребят к паломничеству, но с нами он не пошёл. Тогда Юра готовился к поступлению в новициат в доминиканский орден. Встретил он нас в Ченстохове и сразу уехал в Познань. Стать монахом Юра хотел давно, но сначала он мечтал об ордене францисканцев. Он даже ездил в Литву, стараясь осуществить свои планы.

В конце восьмидесятых мы познакомились с Евгением Гейнрихсом. Он рассказал, что является священником, тайно рукоположенным на Украине, и состоит в ордене доминиканцев. Узнав, что Юра хочет стать монахом, он предложил ему вступить в третий орден доминиканцев-мирян. Затем отец Евгений помог Юре поступить к польским доминиканцам. Сбылась Юрина мечта – он станет монахом. Большинство из нашей паломнической группы были знакомы с Юрой по молитвенной группе. Здесь, под стенами Ченстоховского монастыря, сделаем наш общий снимок перед долгой разлукой с ним.

***
На пятой фотографии мы запечатлим рукоположение отца Юрия Дорогина в церкви святой Екатерины Александрийской. Конечно же, здесь будут и архиепископ Тадеуш Кондрусевич, и отец Людвик, и отец Евгений, и Юрина мама, и сёстры-доминиканки во главе с сестрой Матильдой, и все его многочисленные друзья. Это будет самый красивый и торжественный снимок в нашем альбоме. Служба проходила в выгороженной части обгоревшего и разрушенного храма. Но это не испортило общей картины: всё равно это уже наш храм. Храм, на ступенях которого вместе со всеми молился о его возвращении и Юра. На глазах людей блестят слёзы – впервые после многих десятилетий здесь рукополагается российский священник, родившийся в нашем городе.

***
Шестую фотографию мы сделаем в Ялте на фоне красивого здания католической церкви Непорочного Зачатия Пресвятой Девы Марии. Отец Юрий стоит в окружении улыбающихся прихожан. В Ялте отец Юрий служил викарием, а затем настоятелем. Он окормлял также и близлежащие католические общины Крыма. Здесь вместе с отцами Анджеем Белятом и Яцеком Пылем он работал над составлением замечательного большого католического молитвенника, включавшего в себя и лучшие православные молитвы. Ялтинские прихожане расскажут вам, как много отец Юрий сделал для храма и для прихода. На втором плане нашей фотографии видна стоящая на постаменте фигурка Лурдской Богоматери. Это – тоже дело рук отца Юрия.

***
Седьмая фотография будет самая большая. Мы сделаем её в Санкт-Петербурге, в нашем храме святой Екатерины, на фоне алтаря. Пригласим всех отцов и братьев – доминиканцев, сотрудничавших с отцом Юрием; всех сестер, для которых он служил Мессы; всех верных, которых он крестил, исповедовал, причащал, венчал; всех сотрудников «Радио Мария», духовным отцом которого он служит; доминиканцев-мирян, которых он курирует, всех его друзей. Придётся установить на фотоаппарат широкоугольный объектив – иначе тысячи людей не поместятся в кадр. Теперь все вместе улыбнёмся и скажем: «С днём рожденья, дорогой отец Юрий! Спасибо за многолетнее служение. Желаем здоровья, долгих лет и обильной Божьей благодати, чтобы хватило сил на исполнение нелёгкого священнического призвания!»

На всех семи фотографиях присутствует ещё один известный персонаж. Это Иисус. Когда-то Юра ответил на Его призыв, и с тех пор они не расстаются.

 

Евгений Мартынович