Информационное пространство Церкви

Информационное пространство Церкви

Текст доклада, подготовленного Александром Щипковым для встречи из цикла «Церковь и культура» в нашем приходе.

Говоря о христианском информационном пространстве, необходимо понимать, что оно находится внутри общероссийского информационного пространства, которое в свою очередь связано с иными информационными пространтсвами, которые взаимодействуют друг с другом. Нельзя также говорить об одном мировом информационном пространстве. Этих пространств много. В разные эпохи в их формировании принимали участие сказители, поэты, летописцы, философы, писатели, журналисты. Отдельное место в истории человечества занимает информационное пространство, которое формировалось на основе Ветхого, а затем Нового Заветов. Мы являемся наследниками именно этого информационного пространства. Однако, живем в пространстве весьма далеком от христианских идеалов.

Современное информационное пространство России – это пространство рыночных отношений. Его формируют не писатели, не философы, не богословы, его формируют - политтехнологи. И их главный инструмент – печатные и электронные СМИ. Информация превращена в бизнес. Ее задача не установление связей и контактов между людьми, а извлечение из этих людей прибыли. Таким образом, оказывается, что современное информационное пространство не выполняет своей главной функции, оно не соединяет людей и разные слои общества, а разъединяет их. Оно, это пространство деструктивно. Оно не отражает реальной жизни и реального состояния общества. Не отражает национальный уклад, корневые традиции и в конечном итоге не соответствует общепринятым нормам морали.

Всё бы это не стоило нашего внимания, если бы не одно НО - информация побуждает к действию. Причем к действию активному. И вот тут мы должны присмотреться к действиям тех, кто монополизирует сегодня формирование нашего общероссийского информационного поля. Согласны ли мы с их рыночной информационной политикой или можем предложить иное видение нашего информационного мира и заявить о намерении вернуть его в историческое русло.

Двадцать лет назад российские СМИ высмеяли преподавателя ленинградского Технологического института за то, что она отказалась поступаться принципами. Над ней публично потешались и издевались десять лет, вдалбливая россиянам новую мораль, согласно которой поступаться принципами не только можно, но и нужно. Вот первая характеристика современного информационного пространства – идеологический цинизм: убеждений не существует, принципов не существует.

Характеристика вторая – бесстыдство. (В скобках замечу, что психология указывает на стыд как на защитную реакцию, которая сохраняет психику от разрушения.) В российском информационном пространстве нет места стыдливости и целомудрию. Вообще слово «целомудрие» уничтожено, выведено из речи. Реакция на него – нездоровый хохоток, будто вслух произнесено нечто крайне неприличное. Все мы не раз обращали внимание на то, как в телешоу при очередной скабрезной шутке камера скользит по лицам в зале. Губы выдавливают усиленные смешки, а глаза разбегаются в смущении, потому что зрителям неловко! Где же источник этой неловкости? А источник – в природном целомудрии, остатки которого пытаются вытравить из народа российские СМИ, в первую очередь телевидение.
Телевидение – это не абстрактный монстр, а конкретные дяди и тети, которые зарабатывают деньги на пропаганде порока. Загляните в Останкино – в воздухе висит сплошной мат и табачный дым. Я два года служил в самых неблагополучных частях Туркестанского военного округа, более 10 лет проработал рабочим на ленинградских предприятиях, но такого изощренного мата как в Останкино не слышал. Телевизионные девочки с пирсингом на нежных губах матерятся грубее прапорщика из Термеза.

Этот мат - не просто стиль российского информационного пространства, это его суть, его антихристианская душа. Недаром вся так называемая ненормативная лексика – ни что иное как табуированная Церковью хула на Божию Матерь.

Третья характеристика нашего информационного пространства – отказ от добра и зла. Понятия Добра и Зла являются фундаментальными в регулировании отношений между народами, государствами, классами, между народом и властью, между детьми и родителями. Акторы, которые сегодня формируют информационное пространство, фактически манипулируют общественной моралью, в первую очередь с помощью телеэкрана. Они навязывают стране патологическое отношение к своей истории, к своему бытию и к своему будущему; к своему здоровью, к своей совести, к своей морали, к своей религии. Эти акторы уверяют, что созданное ими уродливое, искаженное информационное пространство – есть зеркало физической и духовной жизни нашего народа. Нельзя поддаваться этому. Нужно открыто говорить о том, что это ложь.

Мы, христиане, добились церковной свободы в тот исторический момент, когда в России начался процесс создания рыночной экономики. Церковь является организмом со своим собственным хозяйственным укладом и со своей специфической системой коммуникации, которые укоренены в традиции, каноническом праве и Священном Писании. Тем не менее, появление рынка и современных средств коммуникации поставили пред Церковью ряд задач, которые необходимо решить в ближайшие годы.

В каком-то смысле СМИ как инструмент формирования информационного поля сами претендуют быть «религией» или во всяком случае функционируют как создатель и транслятор «гражданской религии». Все элементы гражданской религии постоянно отыгрываются в сфере медиа в целях политической интеграции аудитории. Об этом еще десять лет назад подробно писал в своих работах Владимир Легойда. Современные медиа создают свой пантеон идолов и способы поклонения им. В конечном счете, Церковь оказывается перед трудным выбором: проповедь, даже если ей и отведено место в информационном пространстве, оказывается закомпонованной в такой контекст, который делает искренность религиозных сюжетов заложником всеобщей масштабной манипуляции сознанием.

Эта проблематика требует богословского осмысления на основе которого и возможна практическая деятельность Церкви в сфере СМИ, в том числе и так называемая информационная политика.

У Церкви всегда было своё собственное информационное пространство. В годы советской власти его пытались уничтожить. В последние 20 лет оно восстанавливается, набирает силы, но по-прежнему подавлено общероссийским информационным пространством, которое, как мы видим, находится в глубоком нравственном кризисе. И нас это не устраивает.

Только усилиями самих христиан, Церковь сможет преодолеть нравственный кризис современного информационного пространства России и сделать его пространством Евангелия, пространством Слова Божия.


А.В. Щипков, гл. редактор интернет-портала “Религия и СМИ”, к.ф.н.,  действительный государственный советник 3 класса

 

Заметка о встрече с Александром Щипковым в нашем приходе.