Ваал. Театр им. Комиссаржевской.

31. Октябрь 2014

Культура, Статьи.

Ваал. Театр им. Комиссаржевской.
Жил на свете Ваал. Жил. Много раз услышите Вы эту фразу на протяжении спектакля, рефреном проходящую, тянущуюся от начала к концу. Концу, столь легко предугадываемому, что уже на десятой минуте понимаешь, что ничего это не развлекательное действо, несмотря на наличие микрофонов и музыкальных инструментов, и сколько бы не пели бодро и не очень на сцене – это трагедия. Неизбежная, предсказуемая, предчувствуемая. И все равно – горькая и болезненная, отзывающаяся в душе.


Жил на свете Ваал. Музыкант. Поэт. Возможно, гений. Вообще, что можно гению? Имеет ли он право? Право на что? Разрушать, не видеть, не замечать, в поисках вдохновения топча жизни -свою вместе с чужими? Предсказуемо, потому что знакомо. История, повторяющаяся многократно. Яркий талант, привлекающий, ослепляющий, пролетающий кометой, чтобы раствориться в космосе, растопиться под яркими лучами солнца. Талант, не выдерживающий собственной силы. Банальная история, не правда ли?


Такая же банальная, как использованные и отброшенные им за ненадобностью женщины. Краткие миги любви. Или не любви? Поиск вдохновения. Вечный поиск вдохновения. Стремление подстегнуть себя. Алкоголь ли, женщины, драки – лишь бы натянуть душу, настроить, и услышать звук – тот самый, на пределе, звук рвущейся, но еще целой струны. Успеть бы до того, как порвется, услышать и забыться в нем. Но струны не выдержат, рано или поздно они порвутся, душа замолчит.


Я иногда думаю, что натянутая до уровня истерики эмоциональность далека от гениальности и даже таланта. Потому что вслед за истерикой наступает опустошение, душа не может рыдать без конца, она устает и закрывается во тьме, пугающей молчанием – и отсутствием вдохновения. Где оно? Где слова, что заставляют кричать и плакать? Как их вернуть?


Не этого ли искал Ваал? А найдя, не глядя отбрасывал в сторону использованный материал, будь то 16-летняя девушка или ждущая от него ребенка женщина?


Что есть талант? Играть на своей душе или уметь слышать тишину и дирижировать пением птиц? Облекать любую боль, чужую боль, в слова, или не мочь много лет закончить пьесу? Откуда берется музыка? Из грохота слов, бьющих по вискам в опьяненной голове, или из тишины?


Жил на свете. Но на свете ли? Жил во тьме Ваал. И не чувствовал этой тьмы. Жил, думая, что свет его таланта и есть свет, не замечая, как гаснет он, окружаемый тенями, сгущающимися вокруг.


Он пронесся кометой, привлекая к себе, опьяняя собой, заставляя забыть и оставить все – ради него, ради огня в его сердце, ради его взгляда, устремленного не на других, а внутрь самого себя, в поисках, в постоянной жажде вдохновения.


Но растравляя безудержно свою душу, он остался в конце без всего. Предсказуемо, не правда ли? И вот тогда – лишь тогда – смог по-настоящему посмотреть в свою душу. Когда угар прошел, он обрел мир, смог услышать тишину.


Я не буду больше писать про Ваала. Скажу только, что тишины этот спектакль вам не обещает. Будет громкая музыка. Будет мат, алкоголь, сигареты и секс. Много. И если вы не готовы не обращать на это излишнего внимания, не идите на «Ваал». Сходите на «Дон Жуана»: тот же режиссер, тот же актер, тот же герой, походя разрушающий чужие жизни и свою заодно. Различие в том, как герои подходят к смерти. А впрочем, не идите. Там тоже будут пить и курить. Разве что немного тише.


Н. Бакина


Театр им. В. Ф. Комиссаржевской, Ваал
Фотография сайт театра.