«Великий секрет в том, чтобы жить верой»

04. Февраль 2014

De urbe et orbe, Доминиканцы.

«Великий секрет в том, чтобы жить верой»
Материальные и духовные нужды есть в разных частях света, и Россия не является исключением. В России сестра Исабель Чинчилья Лоренсана провела 20 лет, исполняя свое призвание к служению ближнему, независимо от его национальности или вероисповедания.


На фотографиях сестра Исабель всегда улыбается, а на видео мы могли услышать, с какой лёгкостью она говорит по-русски. Cестра Исабель родом из Санта Росы, но позже её родители переехали в Эль Чаль, Долорес, Петен (Гватемала). В то время ей было 12 лет. Каждые два или три года сестра Исабель приезжает в Эль Чаль навестить свою семью.


«Господи, пусть эти двери, что открылись, дабы впустить меня, никогда более не откроются для того, чтобы выпустить меня», – так молилась Исабель, придя в монастырь в возрасте 17 лет и еще не зная, что ждёт её в будущем.


По телефону сестра Исабель Чинчилья поделилась с нами своим опытом служения в Санкт-Петербурге (Россия), куда её привело призвание, чтобы быть поддержкой для 50 матерей-одиночек и их детей, которые проходят через столько трудностей. Им сестра Исабель помогает духовно и материально и дарит свою теплоту и любовь.


– Почему вы стали монахиней?


– Я родом из многодетной семьи, и у меня всегда был весёлый и независимый характер. Мне нравилось ходить на праздники с друзьями. Я была лидером, и мне нравилось принимать ухаживания молодых людей. Если бы, когда мне было 15 лет, кто-нибудь сказал мне, что я стану монахиней, я бы посмеялась. Я говорила матери, что хочу иметь семью и много детей, как она. Но в начале восьмидесятых, когда мне было 16 лет и я работала в приходе, моя жизнь изменилась. В Эль Чаль приехала мать-настоятельница из Санта Елены, Петен. Она приехала для того, чтобы пригласить меня посетить сиротский приют при их монастыре, где находили необходимую помощь сироты и вдовы – жертвы внутреннего вооружённого конфликта. Хоть я и отклоняла приглашение, настоятельница все же убедила меня. Я прожила год в монастыре Сестёр Доминиканок Миссионерок Святого Сикста, расположенном в зоне 18, в качестве новициатки. Вскоре после этого меня отправили в Италию, где спустя полтора года я приняла хабит.


– Как вы приехали в Россию?


– После того, как я окончила изучение теологии в Италии, я должна была стать миссионеркой, и меня отправили в Россию. Сначала я очень сильно испугалась, потому что ничего не знала об этой стране. В Риме я вместе с другими монахинями и монахами посещала ускоренный курс русского языка.


– Каким было ваше первое впечатление о России?


– Я приехала в Россию в 1993 году, и мои первые дни в этой стране были довольно грустными, потому что в те годы люди еще опасались общаться с иностранцами, ведь тогда прошло мало времени после падения советского режима. В эпоху коммунизма было запрещено общение с иностранцами, и в момент моего приезда в Россию среди россиян ещё оставалась привычка к этому запрету. Для меня это был тяжёлый момент, потому что по природе я очень общительна. На меня странно смотрели, с опасением, и я спрашивала себя, какой же грех я совершила, чтобы заслужить такое.


– Как жители России относились к вам?


– Они смотрели на меня с подозрением, ведь я была одной из первых католических монахинь, приехавших тогда в Россию. На улице люди спрашивали нас, актрисы ли мы. Храм Святой Екатерины Александрийской, первый католический храм Санкт-Петербурга, построенный в 1783 году, мы застали в руинах, потому что во времена коммунизма он использовался как склад оружия. Храм был возвращён верующим в 1992 году, и его восстановление было завершено три года назад. А совсем недавно Папа Франциск присвоил храму Святой Екатерины Александрийской титул базилики.


– В чём заключалась ваша миссия в то время?


– Я начала преподавать Катехизис сорока пяти детям. Я готовила их к Крещению и к Первому Причастию. С этими детьми я провела 9 или 10 лет. Так я узнавала русский народ и, спустя годы, я поняла, что русские – очень открытые и доброжелательные люди. Если ты отдаёшь им сердце, они отдают тебе своё сердце в ответ. Но для того, чтобы это произошло, мы должны быть искренними, смиренными и относиться к другому человеку с уважением. Один из ключей, помогающих открывать двери, – это смирение, а не гордость. Но самый большой секрет в том, чтобы не просто говорить о вере, но жить верой.


– Теперь вы работаете в «Каритас»?


– Проект, начатый 10 лет назад, называется «Мать и Дитя». Мы помогаем одиноким матерям и их детям, которые находятся в тяжёлой материальной ситуации. Это довольно трудная работа, потому что зачастую мы имеем дело с наркоманками или с теми, у кого психические проблемы. В первые годы мне было очень тяжело, потому что я сталкивалась с проблемами матерей, которые просили у меня кусок хлеба… Один случай глубоко потряс меня. К нам пришла мать с новорождённым младенцем, который умирал от обезвоживания. Вскоре малыш умер. И я без стыда могу признаться, что плакала вместе со скорбящей матерью. Этот опыт что-то изменил во мне. Одно дело читать о том, что происходит в мире, и совсем другое – пережить это. Мой девиз таков: помогай, люби, принимай, не суди, помогай тому, кто нуждается в том, чтобы его выслушали, и будь послушен Богу.


– В чем заключается ваша работа?


– Я оказываю духовную помощь, а также делаю различные сувениры ручной работы, чтобы продавать их и таким образом зарабатывать деньги на еду, витамины и средства гигиены, подгузники, которые в холоде проще использовать, чем пеленки. Я обучаю матерей готовить, рисовать и чинить одежду. И еще я готовлю обеды и ищу благодетелей.


– Трудно ли быть католической монахиней в православной стране?


– Постепенно люди поняли, что мы делаем добро, и к нам стали приходить доброжелательные и любящие люди, которые нам помогают. Мы хорошо ладим с православными, у нас никогда не было проблем. Более того, когда мы проводили занятия для дошкольников, к нам приходили дети православных священников. Они благодарят меня за ту работу, которую я провожу с семьями. Есть особенная красота в том, чтобы разделять жизнь с человеком, независимо от его вероисповедания, происхождения или национальности. Мы принимаем каждую маму, будь она православной, иудейкой, мусульманкой или католичкой.


– Что стало для вас самым большим вызовом, испытанием в эти 20 лет?


– Долгая зима, потому что я очень нуждаюсь в тепле. В это время здесь мало солнца: с октября по январь светает в 9 часов утра, а темнеет уже в 15:30. От недостатка солнечного света мне становится грустно, но я превозмогаю это. Когда я рассказываю матерям, откуда я приехала, они очень удивляются. Они говорят, что для меня это большая жертва – покинуть такую красивую землю, где много солнца, и жить здесь, где снег и холод. Но в этом и заключается монашеская жизнь: всякий раз преодолевать трудности, если они нам встречаются.


Интервью с. Исабель Чинчильи газете «Prensa Libre.com»
Беседовала Бренда Мартинес


Краткие биографические данные


Сестра Исабель Чинчилья Лоренсана родилась 2 июня 1965 года в Сан Луис Лос Льянос, Чикимулилья, Санта Роса, Гватемала.


В 12 лет она переехала со своей семьей в Эль Чаль, Долорес, Петен, где окончила начальную школу.


Дальнейшее образование она получила в Каса Сентраль, зона 1.


В 1983 году вступила в Орден Сестер Доминиканок Миссионерок Святого Сикста в монастыре, расположенном в зоне 18.


В том же 1983 году приняла монашеский хабит в Риме, в Италии, где в 1991 стала магистром в институте Гульельмо Грацци.


Окончила изучение теологии в институте Религиозных Наук Гротта Феррата в Сан Виченцо де Паллотини, в Италии.


18 июля 1993 года приехала в Санкт-Петербург, в Россию, в качестве миссионерки.


В прошлом году исполнилось 20 лет миссии с. Исабель в Санкт-Петербурге и 25 лет принесения монашеских обетов. (ссылка.)


Перевод К. Козлова