Музыка для базилики (2)

01. Сентябрь 2014

Культура, Статьи.

Музыка для базилики (2)
В своей уже давней, но совсем не устаревшей статье американский правовед Дуэйн Гейлес анализирует современное значение титула Меньшой базилики, а также то, чем этот титул отличает храм и к чему его обязывает. Гейлес исходит из североамериканских реалий и опирается на литургическую музыку, но благодаря серьезности авторского подхода статья представляет интерес, далеко выходящий за очерченные рамки. Прихожанам базилики святой Екатерины – единственной в России базилики – статья поможет больше узнать о достоинстве и призвании нашего прихода. Благодарим автора за любезное разрешение на публикацию. Статья приводится с небольшими сокращениями.


Общественные процессы XIX века вели к тому, чтобы упрочить распространение нового канонического института. Идеология и финансовые требования Французской революции породили запрет всех коллегиальных церквей во Франции. Конкордат 1802 года не произвел их реставрации и, таким образом, sub silentio подтвердил их упразднение. В то же самое время секуляризация церковной собственности в других странах, таких, как Швейцария, еще более способствовала уменьшению количества коллегиальных церквей. В этот вакуум вошли Меньшие базилики, преемницы нарочитых коллегиальных церквей Рима. Они послужили равночестным замещением упраздненных или секуляризованных коллегиальных церквей extra urbem («вне Града»).


ombrellinoБолее того, в век, окрашенный конфликтами между либералами и ультрамонтанистами, папский «омбреллино» – знак достоинства базилики – стал видимым знаком сыновнего посвящения Римскому Престолу. С Римской точки зрения, сверх того, это был почетный титул, который можно было даровать и употреблять без обращения к мирским властям и авторитетам. Чтобы установить праздник или переменить церковные границы, нужно было сноситься с гражданским властями. Титул базилики был чисто литургическим и, таким образом, мог быть пожалован без оглядки на светскую власть. Это содействовало широкому распространению базилик в католических странах. В 1926 году, когда на территории США появилась первая Меньшая базилика, Франция уже обладала семьюдесятью церквями, украшенными этим достоинством.


Вернемся же к нашей музыке. Второй Ватиканский собор отметил, что священная музыка является интегральной частью торжественного литургического богослужения. Торжественная Месса, по определению инструкции «De musica sacra», есть Месса петая, т.е. с пением вместо простого чтения молитв, и совершаемая священником с участием других священнослужителей. Папа Пий XII подчеркнул особое достоинство торжественной Мессы в своей энциклике «Mediator Dei». Он написал, что читаная Месса, даже если она включает очень активное участие народа, не может заменить петую Мессу, «каковая на самом деле, даже если при её совершении присутствуют только служащие её, наделена особым достоинством ради торжественности своего ритуала и величественности своих церемоний». В петой Мессе петь дóлжно лишь священную музыку. Это музыка, сочиненная специально для Литургии с использованием текстов Писания или Литургии.


chorДля священной музыки чрезвычайно важно, что базилика является потомком коллегиальной церкви. Канон 503 говорит нам, что коллегиальным церквям присущи более торжественные литургические функции. Исторически коллегиальные церкви были грандиозными сооружениями, требовавшими человеческих и материальных ресурсов для того, чтобы служить более торжественную литургию. Они имели, более того, неотъемлемо связанную с наличием ресурсов обязанность это делать. Как правило, каноники были связаны общим долгом хоральной службы Часов, а также служили торжественные Мессы капитула. Действительно, в тридентскую эпоху треть всех доходов каноников была обозначена в источниках как «дневные раздачи», и выдача таковых зависела от пунктуальности участия в литургических служениях.


Один из членов капитула каноников был специально назначен надзирать за совершением литургии в коллегиальной церкви. Этот каноник носил звание «прецентора» и обычно имел добавочный бенефиций, сверх пребенды своего канониката, чтобы компенсировать дополнительные нагрузки в области священной музыки. Эти обязанности были так важны, что прецентор обычно упоминается в ряду quatuor personae, или «четверки великих» каноников, которые наделены были преимуществом чести перед своими собратьями. Прецентор обычно имел ассистента, называвшегося сукцентором. Ко временам Ренессанса установилось разделение труда, так что прецентор отвечал за полифонию, а сукцентор за cantus planus, одноголосье.


В некоторых местах к концу Средних Веков каноники скорее избирались за свои родословия, нежели за свои музыкальные способности. Поэтому стало необходимо создать коллегии викариев хора или капелланов, которым и было передано пение как таковое. Во многих местах литургическое богатство поддерживали группы специально нанимавшихся хористов. При существовании столь обширного штата легко представить, как коллегиальные церкви стали одними из наиболее выдающихся центров развития священной музыки. И эти центры существовали не только для совершения торжественной литургии. Коллегиальные церкви были также хоровыми школами или учебными центрами будущих поколений литургических музыкантов.


Коллегиальные церкви и их потомство, Меньшие базилики, вместе с соборами и церквями аббатств и крупных монастырей формируют класс храмов, называемых ecclesiae maiores или «бóльшие церкви». Это выражение – формальный термин. Литургические нормы давали таким церквям специальные права и особые обязанности в отношении торжественности литургии. Обзор узаконений относительно священной музыки поможет это показать.


Концепция «бóльших церквей», ecclesiae maiores, часто возникает в канонических источниках. Жоаким Набуку в своем «Ius Pontificalium» предлагает определение ecclesiae maiores через описание их противоположности – ecclesiae minores. Последние именуются соответственно «propter cleri, cantorum vel supellectillis deficientium» (за недостатком причта, музыкантов или священных облачений и сосудов). Логически, в этом случае ecclesiae maiores – это те церкви, что сполна обеспечены клириками, музыкантами, священными облачениями и сосудами. Так как все вышеперечисленное – материальные ресурсы, необходимые для совершения торжественной литургии, то этот текст ясно выражает, что ecclesiae maiores обязаны к ее совершению.


Концепция ecclesiae maiores отражена и в некоторых нормах, относящихся к священной музыке. В своем Моту проприо «Tra le sollecitudini» 1903 года Папа святой Пий X утвердил обязательное восстановление хоров (scholae cantorum), во всяком случае, в главных церквях (le chiese principali). Соответствие словоупотребления проясняется в следующем предложении, где эти «главные церкви» противопоставляются меньшим церквям (chiese minori).


chor1Двадцать лет спустя в своей Апостольской конституции «Divini cultus sanctitatem», Папа Пий XI поименно перечислил типы церквей, относящихся к классу «бóльших», устанавливая, чтобы «те, кто устрояет или совершает публичное богослужение в базиликах, соборах, коллегиальных церквях и монастырских храмах конгрегаций, предпринимали все усилия к возрождению хорового служения […] включая его музыкальную составляющую». Далее Папа отмечал, что со временем в базиликах и других больших церквях (basilicis et maioribus templis) большие профессиональные хоры (capellae musicorum) стали наследовать певческим школам в исполнении полифонической музыки. Папа твердо желает, дабы эти «капеллы» были укреплены и возрождены, особенно там, где частота и размах Божественного служения требуют большего числа певцов и более высоких требований при их отборе. Последняя фраза сама позволяет уточнить определение ecclesiae maiores. Папа Пий добавляет, что хоры мальчиков должны получать импульс развития не только в соборах и «больших церквях» (maiora templa et cathedrales), но и в меньших, и в приходских церквях.


Поколением позже в своей Энциклике о священной музыке «Musicae sacrae disciplina» 1955 года Пий XII вернулся к этой концепции, провозгласив, что именно в базиликах, соборах и церквях монашеских конгрегаций (basilicis et cathedralibus aedibus et in familiarum religiosarum templa) подобающим образом могут исполняться великолепные сочинения старых мастеров, равно как и творения современных композиторов. В установлении некоторых конкретных практических норм энциклика подчеркнула, прежде всего, ответственность ординариев за учреждение scholae cantorum в соборах и, насколько это возможно, других больших церквях (sacris aedibus maioribus). Там, где нет возможности завести хор мальчиков, Папа ослабил требования Моту проприо 1903 года и дозволил женщинам петь высокие партии в смешанных хорах.


Быть может, наиболее исчерпывающие утверждения основ концепции ecclesiae maiores устанавливаются в 1958 году, в Инструкции «De musica sacra», подготовленной Священной Конгрегацией обрядов. Документ имеет своей целью объединить все учение Пия XII о священной музыке, извлеченное из его энциклик «Mediator Dei» и «Musicae sacrae disciplina», и кодифицировать канонические нормы священной музыки. В Инструкции сказано:


«Есть церкви, которые по природе своей требуют, чтобы святая литургия вместе со священной музыкой совершались бы с особой красотой и пышностью, как то: большие приходские церкви, коллегиальные церкви, соборы, церкви аббатств и большие святилища. Лица, принадлежащие к этим церквям – клирики, служители алтаря, музыканты – должны подвизаться со всем тщанием и вниманием, чтобы стать способными и готовыми совершать музыкальное и литургическое служение наилучшим образом».


Таковы были установления о священной музыке в ecclesiae maiores, когда Второй Ватиканский собор издал свою Конституцию о литургии в 1963 году. Этот документ понимает, что литургия есть «действие Христа Священника и Тела Его, которое есть Церковь». Литургия есть fons et culmen, т.е. источник и вершина жизни Церкви. Но даже ей священная музыка дает «более благородную форму», являясь необходимой и естественной.


chor2


Провозгласив связь между священной музыкой и торжественной Литургией, Собор пошел дальше в признании того, что уровень человеческих и физических ресурсов в разных церквях различен. Таким образом, должна быть различная форма литургической торжественности и музыкальной культуры, зависящая от доступных средств и ресурсов. Это объясняет соборное предложение об издании более простых мелодий григорианского распева «для использования в меньших церквях…». Подобно этому, Собор обязал композиторов производить сочинения «не только для больших хоров, но и для меньших». Однако традиционная торжественная служба и священная музыка ни в коем случае не упразднялись. Напротив, григорианское пение получило главенствующее положение (principem locum). Более того, Собор настаивал, что «другие формы музыки, в особенности полифонические, ни в коем смысле не исключаются из литургического употребления». Кафедральные соборы, занимающие первое место среди ecclesiae maiores и традиционно обладавшие полнотой ресурсов для торжественного богослужения, были провозглашены имеющими дополнительную обязанность активно развивать хоровое пение. Латынь также должна была охраняться, и сокровищница священной музыки должна была быть сохраняема и возделываема с полнотой тщания (summa cura).


Не названное прямо, фоном этого утверждения является традиционное понимание ecclesia maiora. Будучи пастырским собором, Второй Ватиканский был расположен больше говорить об ecclesiae minores. Тем не менее, его обращенность к меньшим церквям не должна интерпретироваться как намеренное умаление внимания к бóльшим. И действительно, обращаясь к кафедральным соборам, Собор, вне сомнения, подразумевает и другие ecclesiae maiores. Этот подход прояснен в Инструкции 1967 года о священной музыке. Ее 19-я и 20-я статьи вновь утверждают соборное учение и щедро присоединяют к наименованию «соборы» другие ecclesiae maiores. Базилики, монастырские храмы и другие большие церкви широко используются в перечислении мест, где capellae musicae процветали в прошлом и где они должны сохраняться. С того момента, как Инструкция была одобрена Папой Павлом VI in forma specifica, она приобрела силу закона.


Продолжение следует...


Перев. А. Медведевой