Жан Ванье: “Каждый человек - священная история”

08. Октябрь 2010

Культура, Книги. Автор: Евгений Мартынович

Жан Ванье: “Каждый человек - священная история”

Эта книга - как беседа с мудрым человеком, который в этом смятении сегодняшнего мира видит самые главные ценности человеческого бытия и делится с читателем опытом своей жизни. Жан Ванье - морской офицер, преподаватель философии, католический проповедник, основатель международных общин “Ковчег” и “Вера и Свет”, писатель - в этой книге выступает скорее как антрополог и психолог. Только его антропология - это антропология христианской любви: “Мне ближе другое определение человека - “существо, способное любить”.

“Наш мир - это долина слез. Тут есть болезни и смерть, разделение и ненависть, угнетение и война, несправедливость и неравенство. В каждом человеке происходит битва между войной и миром, между светом и тьмой, между доверием и страхом, между альтруизмом и эгоизмом, между открытостью и закрытостью. Сталкиваясь со страданием, с болезнью, смертью или бессилием, мы можем пробудиться от спячки, стать призывом к любви и состраданию, но все это может заставить нас убежать в область идеи, теории и в конечном счете ожесточить сердце”.

Автор рассказывает о своей жизни и о том, как он организовал первый дом совместного проживания с людьми ограниченных возможностей, с “особенными” людьми: “Постепенно я начал понимать всю глубину страданий этих людей, в особенности - какую боль они испытывают из-за того, что почти всегда и родители, и окружающие видели в них только несчастье и что их никогда не ценили и не видели в них человека”
“Они открывают нашу ограниченность, нашу ранимость, нашу потребность быть понятыми и получать одобрение, нашу слепоту, наши внутренние стены - всё то, что мы скрывали от самих себя и от других…”

Он говорит о нетерпимости и стенах, разделяющих людей разных социальных слоёв, разных национальностей, разных религий и о стенах внутри нас: “Стены во внешнем мире лишь отражают стены, которые внутри нас…Стена, которая некогда была убежищем и защитой, может превратиться в стену тюрьмы, отгораживающую нас от жизни”.

Жан Ванье исследует всю человеческую жизнь, от рождения до смерти:
“Когда ребёнок чувствует, что его понимают и что люди реагируют на его нужды, в нём рождается новая вера в себя - вера в то, что он человек, имеющий право выражать свои желания, человек, которого понимают, человек, имеющий ценность”.
“Если ребёнок не чувствует, что его любят, он получает травматический опыт страха смерти”. “Старость - это путешествие к единству и принятию собственной слабости”. “При любых поворотах судьбы старость остаётся периодом страдания”. “Жизнь может быть прекрасной, но такой же может быть и смерть”.

Заглядывает в глубину человеческой психики: “В сердце каждого человека есть жажда общения и дружбы, но там же таятся глубокие раны, страхи, огромный мир тьмы, который скрытым образом управляет нашей жизнью”.

Рассуждает о кризисах: “Таким образом, кризис - это опасность, но в то же время возможность обновиться, вновь найти равновесие и внутреннюю свободу”.
И о конфликтах: “Как и кризис, конфликт свидетельствует о жизни. Он может проложить дорогу к новому примирению и единству. Конфликт, который прячут и не признают, влечёт за собой уныние, депрессию и внутреннюю смерть, он опаснее открытого конфликта”. “Никогда не надо критиковать чье-нибудь поведение, если сначала ты не показал человеку, что ценишь и любишь его. Если человеку кажется, что ты его отвергаешь и не ценишь, ему будет гораздо сложнее перенести критику. Тут нужно не унизить человека, а напротив, помочь ему расти и лучше действовать в будущем”.

Прекрасно говорит о молитве: “Молитва - это прежде всего не произнесение молитв. Это - открыть Богу самое сокровенное. Это - увидеть, что в глубине нашей телесности и нашего бытия есть источник, и этот источник - Бог”. “Бог тихо присутствует в каждом из нас. Он не хочет навязывать Себя нам или ограничивать нашу свободу. Он ждет, когда мы повернемся к Нему с открытым сердцем, чтобы услышать, как Он скажет: “Ты для Меня прекрасен, но сам ты не знаешь этого, либо забыл о своей красоте”.

А вот о доминиканце отце Тома Филиппе: “Мне посчастливилось: на протяжении почти сорока шести лет со мною рядом был отец Тома Филипп. Он никогда не говорил мне, что надо делать, но задавал вопросы, которые заставляли меня размышлять о моём призвании и о цели моей жизни”.
“Отец Тома Филипп…оставался средоточием жизни “Ковчега” на протяжении двадцати восьми лет. Он был среди нас кротким и смиренным посланником Бога, полным милосердия ко всем членам общины, особенно к самым слабым и самым страждущим”

Я думаю, что Жан Ванье, как и Иоанн Павел II, и мать Тереза, и брат Роже - стоят в ряду праведников, которыми будет оправдан страшный двадцатый век. Задумайтесь над словами его книги:
“Сегодня человечество стоит на распутье. Современная техника позволяет нам делать что угодно, кроме одного - она не способна соединить людей в любви, чтобы мир стал более радостным местом, где каждого любят”.
“Если, познав Божью любовь, мы осмелимся войти в мир нашего собственного мрака, где прячутся наши демоны, если мы войдем в мир страдания и бедности, который окружает нас и живет в нас, мы освободимся от страха. Мы уже не будем стремиться к заоблачным вершинам, к власти и превосходству. И тогда мы станем вестниками надежды”.


Евгений Мартынович

Фото взято со страницы http://www.sanctuaires-paray.com