Из воспоминаний о. Франциска Рутковского о К. Будкевиче

"Поскольку о подробностях смерти и последних днях жизни светлой памяти прелата Будкевича известно только из неточных газетных заметок, следует привести запротоколированные показания участников процесса, записанные вскоре после его убийства: "Те несколько дней, которые прошли с 25 марта до его (о. Будкевича) перевода в одиночную камеру 31 марта, он провел так, словно ничего чрезвычайного с ним не произошло. В Страстную Пятницу, 30 марта, его сокамерники прочли в газете о помиловании архиепископа и об оставлении в силе приговора к смертной казни о. Будкевичу. В это время его не было в камере. Когда он вернулся, сокамерники умолчали об отклонении помилования; однако через некоторое время сообщили об этом и показали газету. Тогда он спокойно сказал, что не стоило этого от него скрывать, поскольку он ко всему готов. Когда прелат Малецкий по поручению архиепископа в частной и конфиденциальной беседе с Будкевичем упоминал о подготовке к возможной смерти, он ответил, что полностью спокоен и на все готов, что мало кто его понимает и что только Бог видит его жертву за все его грехи. В этих последних словах, сказанных со слезами на глазах, чувствовалось искреннее и полное доверие воле Божьей. В Великую Субботу, 31 марта, около 10 часов утра, его забрали из нашей камеры в одиночную камеру № 42. Он совершенно спокойно простился со всеми, по-видимому предчувствуя, что больше нас не увидит. В тот же день вечером он отправил нам русскую книгу, которую перед уходом забрал с собой, и в ней написал, что он один сидит в камере № 42, что там чисто и тепло. Несколько заключенных-мирян, которые сидели вместе с нами и видели, как приговоренный вел себя, отзывались о нем с необычайным признанием и восторгом, о его невозмутимом спокойствии и называли его счастливым, потому что он страдал и умер за правое дело. Один из заключенных, находившихся в том же коридоре, после взятия ксендза Будкевича говорил одному из нас, что 31 марта он был в бане, пил чай, а около 11:30 ночи пришли двое, сказали собрать вещи и отвели в ожидавший во дворе автомобиль. Будкевич сказал этим людям, что ему ночью не дают покоя; сам он был совершенно спокоен, на прощание в коридоре подарил тому заключенному сигары и пошел к машине. Согласно информации, опубликованной в газетах, его казнили в ночь с 31 марта на 1 апреля, то есть в ночь с Великой Субботы на Пасхальное Воскресенье. В заключенного выстрелили сзади, когда он спускался по ступенькам в подвал на Лубянке".

о. Франциск Рутковский

(Обвиненный вместе с Будкевичем, после освобождения из московской тюрьмы выехал в Польшу и служил в Варшаве секретарем нунциатуры, а затем секретарем епископата Польши).


Печатается по: Бронислав Чаплицкий, О.Константин Будкевич, 1867- 1923, Жизнь и деятельность, СПб., 2004

Комментировать

Для этой записи комментирование недоступно.