Св. Фаустина о исповеди

Св. Фаустина о исповеди
И вновь я хочу сказать три слова душе, которая твердо желает стремиться к святости и извлекать плоды - или пользу - из исповеди.
Первое: полная искренность и открытость. Самый святой, наимудрейший исповедник, не может насильно внушить душе то, что хочет, если душа не будет искренна и открыта. Душе неискренней, скрытной грозят большие опасности в духовной жизни, и Сам Господь не откроется такой душе в высшем смысле, поскольку знает, что она не извлечет пользы из этих милостей. 


Второе: смирение. Душа не извлекает должную пользу из таинства исповеди, если она не смиренна. Гордыня удерживает душу в темноте. Она не осознает и вовсе не хочет глубоко постигать свою нищету, она маскируется и избегает всего, что бы могло излечить ее.


Третье: послушание. Непослушная душа не одержит никакой победы, даже если ее будет исповедать Сам Иисус Христос. Самый опытный исповедник ничем не сможет помочь такой душе. Непослушная душа подвергается большим опасностям, она не преуспеет в совершенствовании и в духовной жизни. Бог щедро осыпает душу милостями, но только если она послушна. [113]


* * *


Что касается святой исповеди - я буду выбирать то, что меня наиболее унижает и утруждает. Нередко мелочи стоят больше, чем что-то большее. При каждой исповеди вспоминать Страсти Господа нашего Иисуса Христа и этим пробуждать раскаянье в сердце. Насколько это возможно по милости Божией - всегда упражняться в совершенном раскаянье. Этому раскаянью я посвящаю много времени. Прежде чем я войду в исповедальню, я вначале войду в открытое и наимилосерднейшее Сердце Спасителя. Когда отойду от исповедальни, я пробужу в моей душе огромную благодарность к пресвятой Троице за необычайное и непостижимое чудо милосердия, которое совершается в душе, и чем более убога моя душа, тем сильнее я ощущаю, как море Божия милосердия поглощает меня и дает мне огромную силу и мощь. [225]


* * *


Когда я отошла от исповедальни и начала исполнять епитимию, я услышала слова: Я оказал милость душе, за которую ты Меня просила, но не ради твоего самоумерщвления, которое ты сама себе выбрала, но только ради полного послушания перед Моим наместником Я даровал милость душе, за которую ты вступилась передо Мною и просила о милосердии. Знай, что когда ты уничтожаешь в себе свою волю, тогда Моя воля торжествует в тебе.  [365]


* * *


О святой исповеди. Из святой исповеди мы должны извлекать две выгоды:


1. на исповедь мы приходим для излечения;


2. для воспитания - наша душа нуждается в постоянном воспитании, как маленький ребенок.


О мой Иисус, я глубоко понимаю эти слова и знаю из опыта, что, уповая только на собственные силы душа далеко не уйдет, сильно измучается, ничего для славы Божией не сделает, постоянно будет блуждать, поскольку наш разум темен и не умеет решать свои вопросы.


Я буду обращать особенное внимание на две вещи: первое - для исповеди я буду выбирать то, что меня больше всего унижает, даже если это будет мелочью, но дорого мне будет стоить, я буду говорить об этом; второе - я буду упражняться в раскаянье не только во время исповеди, и при каждом испытании совести я буду пробуждать в себе совершенное раскаянье, а особенно, когда буду ложиться отдыхать. Еще одно слово: душа, которая искренне желает совершенствоваться, должна точно придерживаться советов, даваемых духовным наставником. Сколько зависимости - столько святости. [377]


* * *


В последний вечер перед тем, как я должна была уезжать из Вильно, одна сестра - уже пожилая - открыла мне состояние своей души; она сказала мне, что уже несколько лет душевно страдает из-за того, что ей кажется, что все ее исповеди совершаются плохо и она сомневается, простил ли ее Господь. Я спросила ее, говорила ли она когда-нибудь об этом исповеднику, и она мне ответила: „Я уже много раз говорила об этом исповедникам, но исповедники всегда говорят, что мне нужно быть спокойной, а я сильно страдаю, и ничто не приносит облегчения; мне все кажется, что Бог меня не простил”. Я ей ответила, что она должна быть послушной исповеднику и совершенно спокойной, потому что, наверное, это искушение. Однако она со слезами на глазах молила, чтобы я спросила Господа, простил ли Он ее и хороши ли ее исповеди или нет. Я решительно ей ответила, что она должна сама спрашивать, если не верит исповеднику, однако она схватила меня за руку и не хотела отпускать, пока я не скажу ей, что помолюсь за нее и передам ей, что Господь мне о ней скажет. Горько плача, она не хотела меня отпускать, и говорит мне: „Я знаю, сестра, что Господь с тобой говорит”. А я не могу от нее вырваться, потому что она схватила меня за руку... и я пообещала ей, что помолюсь за нее. Вечером во время благословения я услышала в душе такие слова: Скажи ей, что ее недоверие ранит Мое Сердце больше, чем грехи, которые она совершила. Когда я об этом ей сказала, она расплакалась, как дитя, и огромная радость вошла в ее душу. Я поняла, что Бог хотел через меня утешить эту душу, и хотя мне это дорого стоило, я исполнила Божие желание.  [628]


* * *


Я поняла одно - что я должна много молиться за каждого исповедника о свете Святого Духа, потому что когда я подхожу к исповедальне, не помолившись горячо перед этим, исповедник плохо меня понимает. [647]


* * *


Теперь я понимаю, что исповедь - это только раскаяние в грехах, а духовное руководство - это нечто совсем иное, но я хочу сказать не об этом, а о странном случае, который впервые произошел со мной. Когда исповедник стал мне говорить, я не понимала ни одного его слова, и тут я внезапно увидела Распятого Господа, Который сказал мне: В Страдании Моем ищи силы и света. По окончании исповеди я размышляла над страшным Страданием Иисуса и поняла: то, что я испытываю - ничто в сравнении со Страданием Спасителя, и каждое - даже самое мелкое - несовершенство было причиной этой страшной Муки. Тогда мою душу охватило большое раскаяние, и только в нем я ощутила, что нахожусь в море бездонного милосердия Божия. О, как мало у меня слов, чтобы выразить то, что я переживаю! Я чувствую себя каплей росы, растворившейся в глубине бездонного океана милосердия Божия.  [654]


* * *


13.12.[1936]. Исповедь перед Иисусом.


Подумав о том, что уже три недели не была на исповеди, я рас плакалась, увидев греховность своей души и некоторые затруднения. На исповеди я не была, потому что так складывались обстоятельства. В тот день, когда была исповедь, я лежала. На следующей неделе исповедь была после обеда, а я перед обедом поехала в больницу. Сегодня после обеда в мой изолятор вошел отец Андраш и приготовился меня исповедать. Вначале он не сказал ни слова. Я безмерно обрадовалась, поскольку очень желала исповедаться. Как обычно, я открыла всю свою душу. Отец отвечал мне на каждую подробность. Я ощущала себя удивительно счастливой из-за того, что могла во всем исповедоваться. Он назначил мне епитимию - Литанию Имени Иисуса. Когда я хотела сказать о некотором затруднении при чтении этой литании, он встал и дал мне отпущение грехов. Внезапно огромное сияние стало исходить от его фигуры, и я увидела, что это не отец Андраш, а Иисус. Его светлые одежды были, словно снег, и он тут же исчез. В первый момент я была несколько обеспокоена, но вскоре какой -то покой вошел в мою душу, и я заметила, что Иисус исповедует так же, как и исповедники, но только во время этой исповеди что-то непонятным образом пронизывало мое сердце, в первый момент я не могла понять, что это означает. [817]


* * *


Дьявол только того и хочет - чтобы душа, стремящаяся к святости, сама управляла собой - в этом случае не может быть и речи о том, что она ее достигнет [938].


Душа должна мнение [исповедника] ставить выше мнения самого Бога, ибо тогда она будет ограждена от заблуждений и отклонений. (…) Дьявол может скрываться даже под покровом смирения, но покрова послушания он надевать на себя не умеет, и тут открывается вся его деятельность [939].


* * *


Душа: Господи, еще меня расстраивает то, что меня не понимают в моих душевных страданиях ни настоятельницы, ни исповедник. Тьма помрачила мой разум. Как же я могу продвигаться вперед? Все это разочаровывает меня, и я думаю, что высоты святости не для меня.


-Иисус: Хорошо, дитя Мое, на этот раз ты мне много сказала. Я знаю, что это большое мучение - быть непонятой, да еще теми, кого ты любишь и с кем имеешь искренние отношения, но пусть тебе хватает того, что Я понимаю тебя во всех твоих несчастьях и лишениях. Меня радует, что, несмотря ни на что, в тебе есть глубокое доверие к Моим наместникам, но знай, что люди не могут до конца понять душу, потому что это выше их возможностей. Поэтому Я Сам остался на земле, чтобы утешить твое страдающее сердце и укрепить твою душу, чтобы ты не устала в пути. Ты говоришь, что тьма застилает твой разум, но почему же в эти минуты ты не приходишь ко Мне, ведь Я - это свет, и Я могу в одно мгновение излить в твою душу столько света и понимания святости, сколько ты бы не почерпнула ни в каких книгах; никакой исповедник не способен так научить и просветить душу. А еще знай, что эту тьму, на которую ты жалуешься, Я пережил раньше тебя в Гефсиманском Саду. Моя душа была охвачена смертельной скорбью, и Я даю тебе частицу этих страданий - ради Моей особенной любви к тебе и для высокой степени святости, которую Я предназначил тебе на небе. Страдающая душа ближе всего Моему Сердцу. [1487]


* * *


Сегодня после Святого Причастия Иисус опять дал мне несколько указаний: Первое - не борись с искушением в одиночку, а немедленно открывай его исповеднику, и тогда искушение утратит всю свою силу; второе - в этих испытаниях не теряй покоя, ощущай Мое присутствие, проси о помощи Мою Мать и святых; третье - будь уверена в том, что Я слежу за тобой и поддерживаю тебя; четвертое - не бойся ни душевной борьбы, ни каких-либо искушений, потому что Я поддерживаю тебя, и если только ты захочешь сражаться, знай, что победа всегда будет за тобой; пятое - знай, что, мужественно сражаясь, ты воздаешь Мне большую славу, а сама заслуживаешь награду. Искушение дает возможность показать верность Мне. [1560]


* * *


Сегодня Господь сказал мне: Дочь Моя, когда ты приступаешь к исповеди, к этому источнику Моего милосердия, на твою душу всегда нисходит Моя Кровь и Вода, излившаяся из Моего Сердца, и совершенствует твою душу. Каждый раз, приходя на святую исповедь, с большим упованием целиком погружайся в Мое милосердие, чтобы Я мог излить на твою душу Свои обильные милости. Когда ты идешь на исповедь, знай, что Я Сам жду тебя в исповедальне, и хотя закрываюсь священником, но Сам действую в душе. Здесь нищета души встречается с Богом милосердия. Скажи душам, что из этого источника милосердия милости черпают только сосудом упования. Если их упование будет велико, Моей щедрости не будет границ. Потоки Моей благодати изливаются на смиренные души. Гордые всегда в нищете и убожестве, поскольку Моя благодать отворачивается от них к смиренным душам. [1602]


* * *


Когда однажды незадолго перед Святым Причастием у меня появилось некоторое сомнение, предо мной вновь предстал Серафим с Господом. Я спросила Господа, но не услышав ответа, сказала Серафиму: “Не можешь ли ты меня исповедать?” Он мне ответил: “Ни один небесный дух не обладает этой властью”. И в тот самый момент Святая Жертва приблизилась к моим губам. [1677]


* * *


Сильное искушение. Однажды Господь дал мне понять, как Ему угодны чистые сердца. С помощью этого мне открылось более глубокое понимание моей нищеты, а когда я стала готовиться к святой исповеди, во мне возникли сильные искушения, направленные против исповедников. Я не видела сатану, но чувствовала его, а также его страшную злобу. “Это же обычный человек”. “Нет, он не обычный, потому что обладает силой Божией”. “Ну, повиниться в грехах нетрудно, а вот открыть глубинные тайники души, отчитываться за действие благодати Божией, рассказывать о каждом требовании Божием, то есть обо всем, что происходит между мной и Богом, другому человеку - это превыше сил”. Я почувствовала, что борюсь с могущественной силой, и взмолилась: “О Христос, Ты и священник - это одно. Я иду на исповедь, как будто к Тебе, а не к человеку”. Войдя в исповедальню, я вначале открыла свои трудности. Священник сказал, что лучше я и не могла сделать, чем сразу же открыть эти тяжелые искушения. Но после исповеди они куда-то исчезли, и теперь моя душа радуется своему спокойствию. [1715]


* * *


Сегодня Господь снова учил меня, как я должна совершать таинство покаяния: Дочь Моя, как ты готовишься в Моем присутствии, так ты и исповедуешься передо Мной, а священником Я только заслоняюсь. Никогда не рассуждай, каков священник, которым Я заслонился, а открывайся на исповеди, как передо Мной, и Я наполню твою душу Своим светом. [1725]