Музыка для базилики

27. Август 2014

Культура, Статьи.

Музыка для базилики
В своей уже давней, но совсем не устаревшей статье американский правовед Дуэйн Гейлес анализирует современное значение титула Меньшой базилики, а также то, чем этот титул отличает храм и к чему его обязывает. Гейлес исходит из североамериканских реалий и опирается на литургическую музыку, но благодаря серьезности авторского подхода статья представляет интерес, далеко выходящий за очерченные рамки. Прихожанам базилики святой Екатерины – единственной в России базилики – статья поможет больше узнать о достоинстве и призвании нашего прихода. Благодарим автора за любезное разрешение на публикацию. Статья приводится с небольшими сокращениями.


Базилики обычно у всех на виду, но не на слуху. Об этом и пойдет речь ниже. Может показаться, что в Северной Америке наименование «базилики» означает немногим более, нежели громкий титул для милой старой церкви. Таковых, звучно титулуемых, сооружений, рассеянных по континенту от моря до моря у нас почти пятьдесят. И, хотя их привилегии более или менее ясны, их обязанности в области торжественности богослужения и священной музыки обсуждаются очень мало.


По большей части на первый план выходят права и привилегии этих храмов, возвеличенных за их возраст, размер или историческое bazylikaзначение. И первой из привилегий является само наименование. Отличающее от других, греческое по происхождению и переводящееся как «царский дом», это имя так же необычно для слуха среднего американца, как и «собор», несмотря на то, что в нескольких диоцезах – Бруклине, Буффало, Чикаго, Монреале, Квебеке – по две и более Меньших базилики и по собору в каждом. Традиционные привилегии Меньшой базилики (кроме наименования) таковы: право на папские геральдические атрибуты в гербе; выставление в храме и несение в торжественных процессиях специального красно-желтого шелкового «зонтика», который во времена минувшие защищал пап от непогоды в пути; право использовать для тех же целей колокольчик на древке, который в прошлом служил как для того, чтобы люди знали о приближении папской процессии, так и для того, чтобы они освобождали ей путь; и, ежели Меньшая базилика была раньше коллегиальной церковью, – право для ее каноников на ношение в зимнее время, когда братия собирается служить Часы на скамьях хора, фиолетовой шерстяной «каппы магна» с горностаевой опушкой, а в летнее время – особого узорного стихаря.


Обычно в нашей жизни обязанности соотносятся с правами. Если таковы традиционные права Меньших базилик, то каковы их обязанности? И каковы они в части священной музыки? Полный ответ приходится собирать по кусочкам, в разных местах.


Базилики являют собой доказательство тому, что церковные законы есть и за рамками Кодекса канонического права. Упомянутая лишь в одном, 1180-м каноне Кодекса 1917 года, «базилика» полностью отсутствует в Кодексе 1983 года. Но это не означает, что в эпоху после Второго Ватиканского собора базилики вымерли. Напротив, две трети базилик в США были возведены в это достоинство после окончания Собора.


bazylika1Канон 2 говорит нам, что в общем и целом литургический закон не управляется Кодексом, и потому многие уложения о Меньших базиликах можно найти в не вошедшем в кодексы декрете 1968 года, именуемом по первым своим словам «Domus Dei». Этот декрет, изданный Священной Конгрегацией обрядов, настаивает, что в послесоборной реформе титул Меньшой базилики должен остаться неизменен. В то же самое время он должен быть обогащен новым смыслом, «дабы подобные церкви были бы еще теснее связаны с престолом Петра и становились бы центрами особого литургического и пастырского рвения».


Декрет далее переходит к обзору и уточнению канонического права о Меньших базиликах. Ясно, что он трактует предмет полнее, чем делал любой официальный документ до него. В то же самое время он явственно стремится адаптировать жизнь Меньших базилик к реформам Второго Ватиканского собора. Несмотря на все это, подобно Кодексу канонического права, декрет о Меньших базиликах оставлял сферу священной музыки неписаному литургическому обычаю.


Таким образом, чтобы восполнить «Domus Dei», мы должны обратиться к историческим литургическим нормам, определяющим священную музыку. Многие из этих норм могут быть найдены в Инструкции Священной Конгрегации обрядов «Musicam sacram» 1967 года. Но даже эта инструкция, по своим собственным словам, не «собирает воедино все положения о священной музыке». Многое из дособорных узаконений оставалось частью jus vigens, то есть действующего права, и также должно быть нами рассмотрено.


Так как «Domus Dei» писался с целью привести установления о Меньших базиликах в соответствие с современностью и реформами Второго Ватиканского собора, нельзя обойти вниманием и сами соборные документы, особенно Конституцию о литургии. В конце концов, 23-й канон провозглашает обычай равным закону, а 27-й канон гласит, что обычай – лучший толкователь закона, – и, следовательно, обычаи и практика особым образом проясняют ситуацию. Это особенно верно в отношении Меньших базилик, о которых молчит Кодекс и где нормы так часто восходят к обычаям. Благодаря тому, что на практике литургические особенности базилик являются плодом длительного развития, правильно было бы начать изучение источников в обратном порядке, начиная с обычаев и практик.


Писаные установления о Меньших базиликах появились сравнительно недавно. Еще в античной древности имя «базилика» относилосьbazylika3 к общественному зданию, обычно использовавшемуся для заседания судов и публичных общественных мероприятий. Архитектурно античные базилики тяготели к тому, чтобы быть крытыми аркадами, оканчивающимися полукруглой апсидой и сопровожденными двумя и более боковыми нефами. Центральное пространство нефа освещалось окнами второго яруса. Классическими примерами стиля являются Великие римские базилики Святой Марии и Святого Павла-за-стенами.


После константинова эдикта о веротерпимости 313 года для нужд христианского культа были переданы или вновь построены многие базилики. Литургия христианской Церкви, своим названием происходящая от греческого словосочетания «общественное служение», самим этим обращала свой дом в публичное пространство. Рим как столица империи имел несколько христианских базилик, включая подаренные императором Константином и членами его семьи. Но по мере отдаления христианских общин от столицы, в малых городах и сельской местности, богослужебные места все больше назывались собраниями-«экклесиями», или церквями. Постепенно новое определение стало нормативным, и слово «церковь» стало общим именем для места христианского культа.


Некоторые базилики, тем не менее, продолжали употреблять свои прошлые прозвища, а в Риме, с его обилием церквей, по-прежнему оставалось много базилик. К началу XVIII века среди римских базилик возникло различение. В самом начале столетия паломнические храмы Святого Года – Латеранский Святого Иоанна, Великий Святой Марии, Святого Петра, Святого Павла-за-стенами – начали называться Бóльшими или Великими базиликами. По контрасту с ними были отмечены и коллегиальные римские церкви. Таковые к середине восемнадцатого столетия получили название Малых или Меньшúх базилик.


Коллегиальная церковь – это храм, в котором служит корпорация каноников или коллегия священников, и который не является местом епископского престола. Отмеченная или нарочитая (insignis) коллегиальная церковь удостоена особых привилегий – как сам храм, так и его клир. Выдающиеся римские коллегиальные церкви пришли к использованию, в качестве отличающих церковных почетных знаков, папского зонтика или «омбреллино» и особого колокольчика, водруженного на шест. Клир этих храмов, – каноники отмеченной церкви, – получили право при служении Литургии часов носить кружевной стихарь поверх сутаны, а в зимнее время, поверх него, – фиолетовую «каппу магну» с горностаевой опушкой. Собственно, стихарь, о котором здесь идёт речь – это длинный и узкий аналог комжи (суперпеллицеум), носимый прелатами. А каппа магна – длинное одеяние, мантия с шлейфом. Его также могут носить прелаты или приравненные к ним лица. Каноники, имеющие право на ношение каппы магна, носят таковую не вполне расправленной.


bazylika4Четким различием Великих и Меньших базилик служил именно зонтик «омбреллино», умбракулум. Традиционно церковный ранг отмечается цветом и качеством ткани облачения. Бархат, как более царственный материал, был зарезервирован для Папы. Шелк использовался князьями Церкви. Простые священники носили шерсть. По этой причине «омбреллини» Великих и Меньших базилик отличаются материалом. Великие стали использовать «омбреллино» из алого бархата и золотой парчи. Бархат указывал на их статус папского или патриаршего храма. Отмеченные коллегиальные церкви Рима, напротив, завели «омбреллини» из чередовавшихся красных и желтых шелковых полос. Шелк показывал их совершенно конкретную связь со Святым престолом как «стациональных церквей».


Когда в XVIII столетии наименование и привилегии римских Меньших базилик были зафиксированы в самом Риме, они были готовы к дальнейшему экспорту. Некоторые знаменитые церкви в разных провинциях Италии и за ее пределами уже ставили себя вровень с коллегиальными церквями Вечного города, не уступали им в торжественности служб, и именовались базиликами. Эту практику предстояло упорядочить. Первым храмом за пределами Рима, формально возведенным в достоинство Меньшой базилики, стала церковь святого Николая в Толентино. По просьбе ее клириков Папа Пий VI пожаловал ей эту почесть в 1783 году. В 1805-м Меньшие базилики распространились к северу от Альп и достигли Парижа. В этом году почетный титул получил от Папы Пия VII Собор Парижской Богоматери. Последней ступенью в развитии Меньших базилик стало уточнение их привилегий в 1836 году декретом Священной Конгрегации обрядов, и процесс развития завершился. При этом сами привилегии основывались на обычае.


Продолжение следует...


Перев. А. Медведевой