Иисус, мой Царь и плотник

Иисус, мой Царь и плотник
С каждым годом Иисус из Назарета нравится мне все больше. Начнем с того, что Он был плотником, а значит – умел не только болтать языком, но и работать руками.
А тот, кто привычен к физическому труду, знает толк в отдыхе и умеет веселиться, знает цену свободному времени (вспомните брак в Кане Галилейской). Он умеет объяснить сложное простыми словами, а еще без колебаний ставит на место тех, кто хотел было над Ним посмеяться. Он то и дело оскорбляет чувства верующих, называя Себя Сыном Божиим, устраивает беспорядок в Храме, предлагает странные схемы уплаты налогов. Он не боится общественного мнения и дружит с теми, кого Сам выбирает. Он говорит о Любви и Свободе. Он не сдается на допросе, Его не сломить пытками. Он мужественно принимает смерть – и выходит победителем.
Определенно, с Ним стоит иметь дело.


Правда, такой образ Иисуса – простолюдина среди простолюдинов – не слишком вяжется со словами  «царь» и «монархия».  Вот император в Риме – это я понимаю, монарх; Ирод тоже пытается выглядеть прилично, хотя больше пыжится. Монархия – это порядок, иерархия, демонстрация силы и богатства, величественность и величавость. А теперь сравните, скажем, коронационные процессии в нашей родной России и въезд на ослике в Иерусалим. Провокация, насмешка?


В то же время Господь, всегда говоривший «как власть имеющий», на прямой вопрос Пилата «Итак, Ты – Царь?» отвечает уточнением: «Царство мое не от мира сего». То есть – не такое, как ты, плоть от плоти Империи, думаешь, и даже не такое, какого ожидали веками иудеи. Иисус очень любил ломать стереотипы…


Возможность властвовать, способность управлять заложена Богом в человеческую природу. В Эдемском саду Бог вверяет Адаму власть над растениями и животными, а процесс наречения имен является своего рода «вступлением в права». Но первородный грех, повредив человеческую природу, повредил и естественное, верное переживание власти. Весь Ветхий Завет полон конфликтов, войн и вражды, порожденных ревностью, завистью, жаждой доминирования, словом – жаждой власти.


Нельзя забывать, что власть – это не только отношения между господином и рабами, между монархом и его подданными, не только власть публичная. Первородный грех коснулся власти любого уровня – власти супруга над супругой, родителей над детьми, наставников над учащимися, ученых над простецами. Извращенная власть лишает свободы обе стороны – не только того, над кем властвуют, но и того, кому эта власть принадлежит. Деспотичные родители, уничтожающие волю своего ребенка «потому что я знаю, как лучше» и диктаторы, ведущие народ стройными рядами в светлое будущее, поддаются одному и тому же искушению – искушению власти. Каждый из нас рано или поздно поддавался ему. Постепенно цель, ради которой можно пожертвовать раз-другой совестью, своей или чужой свободой, исчезает с горизонта, а главной целью становится непосредственно власть. Она дает наслаждение, которое превосходит наслаждение сексом или богатством. В самом извращенном виде власть становится объектом сакрализации.


Точно так же, как Иисус – воплощенная Любовь, воплощенная Истина, воплощенное Знание, можно сказать, что Он – воплощенная власть: власть Творца над сотворенным Им  миром. Власть, объемы и полноту которой человеку трудно даже представить. Схоластические споры о том, «может ли Бог создать камень, который не может поднять» -  своего рода попытки «одомашнить» Божественное всемогущество, попытка хоть как-то порассуждать о том, что парализует человеческое воображение и логику. Как вписать в это непостижимое всемогущество образ Иисуса, помогающего Марии донести воду от колодца до дома, или его въезд в Иерусалим на сером ушастом ослике? Иисус не отказывается от своей власти, не отрицает ее и не скрывает. Она не есть нечто отличное от Его Личности: эта власть полностью отражает Его бытие Сыном Божиим, а направляется она лишь Его любовью.


Своей жизнью, смертью и воскресением Господь обновляет и исцеляет все стороны и аспекты человеческого естества, в том числе и отношение к власти. Как Он это делает? Прежде всего, возвращая людям утраченное достоинство детей Божиих. Человек, осознающий во Христе свое достоинство и благодарный за него, обретает свободу раскрывать и реализовывать свои таланты, в том числе, например, и таланты организационные. Если источником радости и счастья является Бог и умение видеть Его руку в окружающем мире и в людях, то уже не нужно искать суррогат удовольствия, коим является власть. Если же речь идет о человеке «подвластном», то осознание собственного достоинства здесь тем более необходимо. Защищая свое достоинство от злоупотреблений власти мы защищаем не себя (если бы только себя, тогда можно было бы смириться, потерепеть… ну кто такой я, в конце концов), но образ Божий. Надеюсь, что сразиться за честь Иисуса не откажется никто. И речь не только о защите собственного достоинства:  защищая его,  мы помогаем власть имущим любого уровня не входить в искушение власти еще больше. А значит, помогаем Иисусу Царю собирать воедино Его брыкающееся стадо.


Сегодня мы величаем Иисуса как Царя вселенной. Все же, видимо, жизнь в провинции и профессия плотника не дали Ему возможность как следует ознакомиться с основами политической теории. Он соделал нас «царями и священниками»… Постойте, но ведь «монархия» означает «единовластие». И теперь – все мы цари? Для Иисуса это не проблема. Он всемогущ, а значит, в Его царствии царей может быть много. Такая вот божественная свобода, равенство и братство.


А. Паламарчук